Интервью

"Нижегородская область оказывает сильную поддержку некоммерческим социальным предпринимателям, а вот коммерческий сектор и сбытовая поддержка выпадают"

"Нижегородская область оказывает сильную поддержку некоммерческим социальным предпринимателям, а вот коммерческий сектор и сбытовая поддержка выпадают"

Исполнительный директор фонда "Наше будущее" Юлия Жигулина посетила Нижегородскую область для того, чтобы провести в рамках фестиваля "Мастеров народных братство" деловую программу "Слёт социальных предпринимателей". В эксклюзивном интервью агентству "НТА-Приволжье" она рассказала, как узнать социального предпринимателя, как они помогают государству и на какие меры поддержки могут рассчитывать.

Юлия, что такое "Слёт социальных предпринимателей" и почему на фестивале НХП "Мастеров народных братство"?

У социальных предпринимателей, а это в основном микропредприятия, коробейники, которые делают какую-то ручную работу, нет возможности эту продукцию поставлять в крупные торговые сети. Основной смысл слёта именно в том, чтобы оказать реальную поддержку, социальным предпринимателям, которые будут представлены на ярмарке, в сбыте их продукции. Для этого у нас есть совместный проект с "Лукойлом" "Больше, чем покупка". Это возможность представлять свою продукцию в минимаркетах на автозаправочных станциях "Лукойл" на специальных стойках, чтобы и популяризовать тему социального предпринимательства и делать бизнес более устойчивым. На сегодняшний день проект насчитывает уже более 150 точек по всей стране и 14 из них в Нижнем Новгороде. Сейчас мы стремимся к 500 точек по всей России, и я думаю, мы с этим справимся.

А каким критериям нужно соответствовать, чтобы принять участие в этом проекте? И что такое в целом "социальное предпринимательство"?

Тема социального предпринимательства – это такой драйвер развития, когда ты не только смотришь на макроэкономические показатели, опускаешься на уровень человека и пытаешься понять его потребность и эту потребность удовлетворяешь. Если подходить широко к понятию "социальный предприниматель", то это человек, который меняет качество жизни, например, сохраняет народные традиции или позволяет трудоустроиться людям, у которых нет возможности работать целый день: многодетные мамы, люди с ограниченными возможностями, которые тоже овладевают какими-то навыками и тоже могут сотворить что-то, сделать что-то полезное, воплотить свою любовь в какой-то продукции, в каком-то изделии.

Есть ещё социальные предприниматели в сфере услуг, в сфере спорта и в сфере здорового образа жизни. Очень много проектов инициировано с точки зрения человека, когда он лично сталкивается с какой-то проблемой и начинает стараться её для себя решить. Например, родился у мамы ребёнок особенный, его нужно социализировать. В обычный детский сад его не отдашь, да там, может быть, и очередь. Она начинает искать методики, какие-то разрабатывает сама. Потом начинает этой темой делиться с мамами, у которых аналогичные есть особенные детки, и, соответственно, создаётся такое сообщество и каждая мама у себя в регионе подобный опыт повторяет.

И фонд "Наше будущее" помогает таким предпринимателям?

В контексте слёта социальных предпринимателей мы рассматриваем именно тех, кто что-то производит. Это могут быть многодетные мамы, очень много проектов, когда есть мастерицы, которые шьют войлочные игрушки или расписывают матрёшки либо пекут замечательные городецкие пряники. А вообще, фонд был создан как альтернатива той благотворительности, когда мы просто даём деньги для реализации интересных проектов или оказываем грантовую поддержку. Его учредитель президент компании "Лукойл" Вагит Алекперов решил, что мы деньги просто так давать не будем, мы будем давать возвратные займы. Предприниматели знают, как дороги сейчас кредиты, особенно на начало своего бизнеса, ведь это высокорискованное вложение.

Нам нужно было найти людей, которые решают какую-то острую социальную проблему, должны трудоустраивать социально незащищённые группы людей, их проект можно тиражировать для решения аналогичных острых социальных проблем в других регионах и он должен быть финансово устойчивым, чтобы возвращать нам наши деньги, а эти деньги идут уже на финансирование следующих социальных предпринимателей.

Нижегородская область – одна из самых активных. 57 заявок поступало на наш конкурс, начиная с 2011 года. Из них мы отобрали и профинансировали пять заявок: гериатрический центр, молодёжный хостел, бассейн для малышей, развивающую детскую студию и фабрику производства растительных масел ручной работы "Василёво", которые производят и выращивают всё здесь, в Чкаловском районе. Они даже получили премию "Импульс добра" и участвуют в проекте "Больше, чем покупка".

Плюс у нас есть программы подготовки социальных предпринимателей. Мы проводим дистанционные вебинары, где своим опытом делятся эксперты, которые свой проект уже реализовали: создали свой частный детский сад либо стоматологическую клинику с определённым уклоном, например для маленьких детей, не переносящих наркоз. И люди, которые заинтересованы в повторении этого опыта, задают свои какие-то вопросы и, возможно, у кого-то бизнес становится сильнее, устойчивее и независимее. Мы обучаем тренеров, которые могут готовить социальных предпринимателей. В некоторых регионах уже есть свой пул тренеров, которые обучают социальному предпринимательству.

Но мы, ни в коем случае, не заменяем те формы государственной поддержки, которые на сегодняшний день существуют. Мы просто ищем те дыры, которые в государственных формах поддержки существуют. Вот, в перечне форм поддержки и механизмов, которые предоставляет нам государство, сбытовая поддержка и поддержка в форме обучения отсутствует.

Кстати, а как обстоят дела с государственной поддержкой социального предпринимательства у нас в регионе?

Мы проводили анкетирование регионов по эффективности работы 12 механизмов господдержки. Был проанализирован 31 регион. Нижний Новгород оказался в категории, где присутствуют и реально работают девять механизмов поддержки. Всего было четыре категории, в первой работают все механизмы, во второй не работают от одного до трёх, в третьей работают хотя бы восемь и в четвёртой не работают механизмы поддержки.

Нижний Новгород обращает внимание на себя, во-первых, у вас тут сильный сектор социально ориентированных некоммерческих организаций и, в основном, формы государственной поддержки сконцентрированы на них: субсидии, гранты, попадание в реестр для поставщиков соцуслуг, льготное участие в конкурсах на получение безвозмездно площадей в пользование. А коммерческий сектор производителей чего-либо выпадает из этой обоймы. Для коммерческих социальных предпринимателей – единственная форма поддержки – субсидии для частных детских садов, например, или НХП. Есть ещё мера поддержки как налоговая преференция, но она редко используется.

А как действует законодательство в отношении социального предпринимательства?

Единственное определение социальному предпринимательству есть на уровне приказа министерства экономического развития 2011 года. Государство прежде, чем принять какой-либо закон, должно понимать, для кого он нужен. Они говорят, мы не видим социальных предпринимателей. Задачей фонда стало найти их и посчитать. На сегодняшний день у нас получается 10 тыс. социальных предпринимателей. Мы продолжаем искать их. Объявлен конкурс "Хоровод". Нижегородская область уже будет третьим регионом в этом "хороводе". Этот инструмент носит просветительский характер, каждый, кто заинтересуется этой темой и поймёт, что такое социальное предпринимательство, начнёт их искать вокруг себя.

Наша задача показать, что есть такая отрасль, есть социальные предприниматели и есть элементы инфраструктуры их поддержки. Мы в своё время разработали целый законопроект, опираясь на опыт зарубежных стран: Польша, Великобритания, Италия и некоторые штаты Америки. Этот документ мы отправили жить своей жизнью и вот он сейчас прорастает в виде поправок в ФЗ №209, который будет вносить определение социальному предпринимательству и давать критерии. Но пока закон не принят. Идут только обсуждения.

А если вернуться к проекту "Больше, чем покупка", нижегородские товары, кроме "Василёво", участвуют в нем?

Нижегородские проекты, которые заходили на конкурс "Больше, чем покупка" – это ЗАО "Хохломская роспись", ООО "Сёминские узоры" и вот фабрика "Василёво", которые делают масла.

Мы видели точку роста и развития Нижегородской области именно за счёт поддержки народно-художественных промыслов. Их было в регионе более 200, а сейчас в более-менее нормальном состоянии около 23. Они исчезают, поэтому необходимо их укреплять, переформатировать, пользоваться опытом людей, которые этим ремеслом владеют и передавать его дальше. Сохранение наследия, того, что было накоплено нашими предками – это тоже социальное предпринимательство.

А у вас есть любимые проекты?

У нас скоро выходит книжка "Дельфины капитализма", в которой наше восхищение и душевный трепет к этим людям и их собственные истории будут представлены, почему они стали социальными предпринимателями. Из ярких проектов, которые поддержал фонд – это Наталья Никитина и "Коломенская пастила" – воссоздание Коломенского посада. Она восстановила производство коломенской пастилы, которую когда-то в стародавние времена пробовала английская королева. И теперь за этой пастилой едут толпы туристов. Следующий проект, который также позволил восстановить этот Коломенский посад – это "Душевные радости". Это изделия из мыла в красивой упаковке, уникальные трубочки для мыльных пузырей, всё очень красиво стилизовано. Но она категорически против представлять свой продукт на АЗС, он локомотивный продукт для притяжения. Она не собирается из него делать продукт широкого потребления.

Роман Аранин – инвалид-колясочник. Неудачно приземлился на лёгком самолёте, у него двигаются только кисти рук, но он не утратил свой активности и стал заниматься производством электрических колясок, которые борются с барьерной средой, которая на каждом шагу у нас в России, чтобы можно было быть более-менее независимым от родных и близких. Сейчас он достаточно устойчивый предприниматель и активный общественный деятель. Он делает для инвалидов доступную среду, оборудует пляжи для инвалидов, приспособления всякие делает, чтобы им было удобно спускаться в воду. Он сам живёт в Калининграде, первый пляж он оборудовал в Анапе.

Антон Кучумов с проектом "Воркаут городских улиц". Его идея заключается в том, что если ты хочешь иметь красивое тело, то всё очень просто, тебе достаточно выйти на улицу. Они оборудуют площадки для занятий с собственным весом, для финансовой устойчивости у него есть магазин, где продаётся различная атрибутика и турник для дома. Проходила летняя школа бизнес-инкубатора "Высшей школы экономики", он сказал, что у него выручка 27 млн. рублей.

Ещё один проект, люблю о нём рассказывать, они получили у нас финансирование всего 300 тыс. рублей – это многодетные мамочки из Рыбинска. Была среди них дизайнер, она разрабатывала очень замысловатые модели войлочных игрушек, потом привлекала многодетных мам, которые либо вырезали, либо сшивали, работали уже по простой технологии. Эти игрушки уже поставляются далеко заграницу России.

А есть неудавшиеся проекты, которые приходится закрывать?

Нет, не приходится, мы работаем с ними. Многие проекты они в большинстве своём устойчивы и возвращают займы, но бывают форс-мажорные обстоятельства и фонд не начинает бегать и требовать вернуть деньги, мы начинаем с этими проектами работать, ищем пути выхода из сложившейся ситуации. Ещё никто из поддержанных нами социальных и предпринимателей не закрылся.

Оксана Колотушкина

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Рейтинги
25 Сентября