Аналитика

Армянский этнический взгляд на конфликт России и Турции

Армянский этнический взгляд на конфликт России и Турции
Как только обостряются отношения России с Турцией, на поверхность всплывает пресловутый "армянский вопрос". Эскалация русско-турецких отношений в контексте сбитого СУ-24 привела к вовлечению в конфликт Армению. В канун столетия великой трагедии армянского народа тема геноцида не получала настолько широкого резонанса в сравнении с тем, что наблюдаем в последнее время. Сразу несколько российских политиков решили вспомнить Геноцид армян и внесли его в текущую политическую повестку российской власти, несмотря на то, что этот факт уже признан Россией в 1995 году. Лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов совместно с коллегой по фракции Николаем Левичевым внесли в Госдуму законопроект об уголовной ответственности за непризнание геноцида вслед за Францией. Данную законодательную инициативу Миронов прокомментировал следующим образом: "Вопрос признания или непризнания геноцида армян – не просто вопрос истории. Это вопрос совести и морали, вопрос отношения к чудовищному преступлению. Те, кто публично отрицает этот жестокий и бесчеловечный акт Турции, не просто помогают властям этой страны переписать историю. Эти люди потворствуют преступникам и помогают априори оправдать те преступления, которые может совершить в дальнейшем турецкий режим. Убийство невинных людей – тяжелейшее из всех преступлений, и срока давности оно иметь не должно… Наш законопроект – принципиальная, справедливая и жесткая оценка преступления турецких властей и предупреждение всем, совершающим преступления против человечества: возмездие неотвратимо".

Одновременно с этим поднялся вопрос о возврате Армении исторических земель, некогда отвоеванных Турцией и официально закрепленных за последней с согласия большевиков в так называемом Московском договоре от 16 марта 1921 г., договоре о дружбе и братстве между кемалистским и большевистским правительствами, а также ему идентичном – Карском договоре, заключенном между кемалистами, с одной стороны, и закавказскими ССР, с другой. Карсский договор завершил оформление межгосударственных границ, существующих до настоящего времени. По Карскому договору, Турции отходили города Карс и Ардаган. Гора Арарат также оказалась на турецкой территории. Как известно, Карсский договор не имеет срока давности. Тем не менее, Армения до сих пор его не ратифицировала, а значит, по сей день она не признает современные государственные границы между Арменией и Турцией.

С этим предложением выступил руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский. По традиции, его позиция не была воспринята серьезно, в отличие от мироновской инициативы. И тем не менее, она ошарашила всех участников конфликта, как прямых, так и непрямых: Москву, Анкару, Ереван. И только для армянской стороны, для обычных граждан, слова Жириновского не прошли бесследно. Армянский народ, воспевающий гору Арарат как символ своей этничности, своей самости, вновь взлелеял в своей душе надежду о присоединении исконно принадлежащих ей по праву земель.

Не дает покоя вопрос, почему подобные инициативы не имели место месяцы назад, в апреле, например, когда всё прогрессивное мировое сообщество обсуждало столетие Геноцида армян, совершенного Османской империей в период 1915-1922 гг.? С точки зрения государственных интересов РФ, данная ситуация вполне объяснима. Турция является членом НАТО, любое выступление против неё, военный удар, если таковой предполагается, будут расцениваться как нарушение 5-ой статьи Устава НАТО и совершение нападения на весь Североатлантический блок: "…вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом…". Возможно, поэтому некоторые представители других партий были против внесения в Госдуму законопроекта об уголовной ответственности за непризнание Геноцида армян, о чем сообщил в интервью RusArmInfo коллега Миронова Левичев: "некоторые коллеги из других фракций высказали мнение, что уголовное наказание за отрицание геноцида будет излишней мерой".

И все-таки создается впечатление, что дискуссия, развернутая вокруг "армянского вопроса" в российских политических кругах не что иное, как прямое следствие, вытекающее из нужд современной российской политики. Ситуация, аналогичная данной, уже встречалась в истории российско-турецко-армянских отношений. Одновременно с "похолоданием" российско-турецких отношений российская сторона обращалась к вопросу освобождения армян, осознавая ее ценность для последних, и к возрождению ее государственности. Уверовавшие в реализацию данного вопроса, армяне Анатолии, Нахичевани, Арцаха и современной территории армянского государства с центром в Ереване, были готовы воевать на стороне России, присвоив ей статус освободительницы. И они, действительно, помогали русской армии в ходе русско-турецких войн. Однако войны заканчивались, враждующие империи приходили к консенсусу, и русские армии покидали армянские земли. Решение "армянского вопроса" вновь и вновь откладывалось. Армянский народ оставался один на один с жаждущими мести турками и курдами (1828-1829 гг., 1853-1856 гг., 1877-1878 гг.).

В связи с этим, интеллектуальная элита Армении, в противоположность своим гражданам, трезво оценивает сложившуюся ситуацию. Весьма точно на этот счет высказался директор Института истории Национальной Академии Наук Республики Армения Ашот Мелконян: "…в том, что нас стали чаще вспоминать, нет ничего удивительного. Подобное происходило всегда, когда Россия входила в противостояние с Турцией или готовилась к войне с ней". Некоторое время назад, когда армянские ученые использовали в своих статьях для российских научных журналов термин "Западная Армения" их предостерегали и советовали не усугублять налаженные российско-турецкие отношения, поскольку данный термин заключает в себе территориальную претензию в адрес Турции. Сегодня же на центральном телевидении, пусть Жириновский, но обсуждают вопрос о присоединении Западной Армении, находящейся в рамках турецкого государства, обратно к своему законному обладателю. В Новороссийске, как отклик на сбитый Турцией российский СУ-24, состоялся митинг протеста у самого турецкого консульства. В акции, наряду с русскими, приняли активное участие греки и армяне. Во время акции протеста был сожжен турецкий флаг. В то время как, до 24 апреля 2015 года, в том же Новороссийске, местные власти с трудом согласились на проведение митинга в память столетия Геноцида армян и категорически запретили всевозможные действа с сожжением турецкого флага. Однако, не будем забывать, что в этот день, столь важный для всего армянского народа, Президент РФ Владимир Путин находился в Армении и почтил память невинно убитых 1,5 млн человек, разделив, тем самым, скорбь этого народа. Хотя в этот же день его ожидали в Турции на мероприятиях в честь столетия битвы при Галлиполи.

Правда, и турецкое правительство не оставляет без внимания шаги, предпринимаемые Россией в отношении "армянского вопроса". В итоге, Армения оказывается под серьезной угрозой. Она в очередной раз превратилась в инструмент политической борьбы. В ответ на законопроект Миронова премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу выступил с заявлением о содействии Азербайджану в освобождении его окуппированных территорий: "Турция сделает все возможное, чтобы оккупированные территории Азербайджана были освобождены", – сообщает TRT Harber. Очевидно, что премьер-министр говорил о Нагорно-Карабахской республике, не признающей юрисдикции Азербайджана. Армянские лидеры понимают, что если Россия и Турция не уладят возникшие проблемы, то это может навредить всем странам региона и больнее всего ударит по Армении и Нагорному Карабаху, пошатнув существующий "плохой мир". Причем удар придется с обеих сторон. Азербайджан не останется в стороне и выступит в роли "младшего брата". Если сегодня большинство стран встревожено приближением исламского терроризма, то Армения видит угрозу, прежде всего, в российско-турецком противостоянии, четко осознавая, что в случае эскалации, она не справится в одиночку. Многие армянские политологи видят решение проблемы в консолидации усилий трех стран – Армении, Грузии и Ирана.

Перечисленные страхи кажутся небеспочвенными, если учесть участившиеся разговоры об усилении российской военной базы в Гюмри (Армения), подразумевающее российское военное присутствии повсеместно в Армении. Выбор неслучаен. Российская база в Гюмри – объект, максимально приближенный к турецким границам. В то же время, что удивительно, версия российско-турецкого открытого военного противостояния становится все менее и менее вероятной, что обусловлено рядом причин. Это и 5-ая статья Устава НАТО, и нежелание увязнуть в "сирийском болоте", постоянно подвергая риску жизни своих летчиков, и взвешенный взгляд на данную ситуацию.

Меньше всего в военном конфликте между Россией и Турцией заинтересована Армения. Ретроспективный взгляд на прошлое страны наводит армян на мысль, что ничего хорошего наращивание российско-турецких вооружений ей не сулит. Армения в период противостояния России и Турции всегда теряла и будет терять. Поэтому на сегодняшний момент правительство в Ереване, армянское общество и вся армянская диаспора пришли к осознанию необходимости отстаивания собственных интересов. Именно такая позиция позволит маленькому народу выстоять в борьбе двух гигантов. Это понимал и последний премьер-министр Первой Республики Армения Симон Врацян. В своей книге с символичным названием "Армения между большевистским молотом и турецкой наковальней" он писал, что причины падения Армении были вовсе не внутренними, а внешними. Ее падению способствовал объединенный удар большевиков и турок. Большевистская Россия видела серьезную угрозу в лице кемалистской Турции и в первую очередь стремилась обезопасить себя с Востока. Армения же на тот момент не предоставляла для нее особой значимости и ради государственных интересов была принесена в жертву.

Однако сегодня государственные интересы должны рассматриваться в одной парадигме с интересами развитого мирового сообщества. Преступный политический курс Турции в отношении государств Ближнего Востока и Кавказа, выражающийся в открытом пособничестве международному терроризму, и, в целом, признание терроризма как допустимого метода государственной политики ставит под угрозу мировой порядок, содействуя распространению терроризма.

Дамоклов меч будет висеть над мировым сообществом до тех пор, пока авторитетные международные организации, мировые державы не обуздают агрессивные замыслы Анкары. В противном случае это приведет к необратимым процессам, вплоть до гуманитарных катастроф. Эпицентром событий станет Нагорный Карабах. Тем более, что ранее уже предпринимались многократные попытки вмешательства Турции в зону карабахского кризиса на стороне Азербайджана в виде оказания военной, информационной и политической помощи "своему брату". Несмотря на это, до прямого вмешательства дело не доходило: Турцию останавливала решительная позиция России и несогласие турецких партнеров по НАТО. В данный же момент Турция на весь мир заявляет о намерении урегулировать карабахскую проблему. Это, в свою очередь, провоцирует Баку на более активные действия, направленные на дестабилизацию Нагорного Карабаха. Если раньше хрупкий ("плохой") мир в зоне карабахского конфликта поддерживался благодаря какому-никакому, но балансу сил между участниками противостояния, то теперь сложившаяся обстановка способствует реализации азербайджано-турецких замыслов.

Как бы там ни было, армянская сторона не желает открытого военного конфликта между Россией и Турцией. Вместе с тем, как это не парадоксально звучит, армяне продолжают надеяться, что в скором будущем ей будет возвращена территория Западной Армении. Это случится, по ее мнению, не раньше, чем НАТО придет к осознанию: в лице ИГИЛ (запрещенная в РФ) беспредел творит не кто иной, как ее союзник по альянсу Турция. Турция превратилась во врага человеческой цивилизации, оказывая пособничество терроризму. Еще в 1952 году, когда Турция вошла в состав Североатлантического блока, некоторые военные эксперты на Западе предупреждали, что этого делать не стоит, словно знали, чем это обернется. Сбив российский бомбардировщик, турецкое правительство во многом изменило к себе отношение НАТО. Создается впечатление, что все, что было накоплено за долгое время, решили разом вылить на головы турков. Выяснилось, что турки и бомбят не тех и дыру в турецкой границе залатать не могут. Министр обороны США Эштон Картер, подчеркивая деструктивные действия Анкары, заметил: "Необходимо, чтобы Турция делала больше для борьбы с ИГИЛ, в том числе для контроля за своей границы с Сирией, чтобы через нее не проходили иностранные боевики. Мы также хотели бы, чтобы Турция наносила удары по ИГИЛ, а не по Рабочей партии Курдистана". Издание «The Wall Street Journal» приводит слова представителя Белого дома (имя умалчивается), которые звучат как откровенный ультиматум: "Игра изменилась. Достаточно, значит, достаточно".

Армения уверена, что Турция всеми своими действиями, в конечном итоге, превратит себя в объект всеобщей ненависти. Если Эрдоган продолжит идти по пути содействия терроризму, а значит, по пути эскалации отношений с Россией и другими державами, то "армянский вопрос" разрешится сам собой. Возможным станет аннулирование Московского и Карсского договоров. Историческая справедливость, таким образом, будет достигнута не посредством вооруженного конфликта между Турцией и Россией, а недальновидным ультрарадикальным политическим курсом, которому сегодня следует правительство Турции. По крайней мере, так принято считать в Армении. Армянское государство целое столетие борется за восстановление правосудия в отношении вопроса Геноцида армян, и если понадобится, они посвятят очередное столетие тому, чтобы Турция, наконец, взяла на себя ответственность за содеянное в 1915-122 гг. Османской империей и вернула Армении ее исторические земли. Тем более, что нынешняя геополитическая обстановка дает достаточно оснований полагать, что вопрос будет разрешен намного раньше.

Все новости раздела «Аналитика»

Интервью
Аналитика
Рейтинги
17 Октября