Интервью

Надеюсь, число участников программы стажировок от Н.Новгорода будет только расти

Надеюсь, число участников программы стажировок от Н.Новгорода будет только расти

На вопросы журналистов трех нижегородских СМИ отвечает попечитель Мемориального фонда Джона Смита баронесса Элизабет Смит

Госпожа баронесса, доброе утро. Как Вы находите Нижний Новгород?

Я была здесь 10 лет назад. С тех пор город сильно изменился, стал намного красивее, заметны инвестиционные вложения. В целом видно, что Россия становится богаче, и экономика ее развивается. Мне очень нравится вид на Нижний Новгород с реки, например, когда переезжаешь ее по мосту. У вас очень приятный, красивый город, и я думаю, что у него очень хороший потенциал.

За годы работы стипендиальной программы Фонда почти половина всех участников из России –17 из 37 человек – были нижегородцами. С чем это связано?

Когда мы начинали реализацию этой программы примерно 12 лет назад, было много молодых и энергичных людей из Нижнего Новгорода, которым понравилась эта идея. Они потом рекомендовали ее своим друзьям и знакомым, и информированность о программе фонда среди активных нижегородцев росла, как снежный ком. И если до сих пор у нас было 17 участников из Нижнего Новгорода, надеемся, что со временем число их будет только расти.

На какие категории молодых специалистов ориентирована ваша программа? И как проходит сама стажировка?

Мы ориентируемся на различные профессиональные категории. Это молодые люди, работающие, прежде всего, в системе государственного и местного управления, в сфере политики, СМИ, юриспруденции. Набор участников для стипендиальной программы мы проводим в России и шести странах бывшего Советского Союза – в Армении, Азербайджане, Грузии, Киргизии, Молдове, Украине.

Что касается интереса к нашей программе, о нем можно судить по тому, что у нас очень высокий конкурс - 20 человек на место. Поступает и большое число заявлений от тех, кто по каким-то параметрам не совсем подходит для нашей программы. После собеседования мы отбираем ежегодно из каждой страны по 3-4 человека, хотя это соотношение может быть изменено в пользу какого-то государства, если от его граждан поступило много наиболее сильных заявок.

Когда набор участников определен, мы спрашиваем у них, что им хочется увидеть, в какой организации хотелось бы побывать и поработать. И если они не используют возможность выбрать самые лучшие варианты, мы подсказываем, что можно было бы посетить еще. В результате составляется оптимальная для каждого участника программа стажировки.

Она включает две части. Практическая часть предполагает непосредственное участие стипендиата в работе организации из той сферы, в которой участник программы работает в России. Например, юрист бок о бок может поработать с английским судьей или адвокатом, журналисты будут работать с коллегами из британских СМИ, параллельно выполняя вместе с ними все задания редакции, отражая их действия. Именно в этом заключается уникальность нашей программы, ее отличие от других подобных проектов. Другие программы тоже предлагают поработать в какой-то компании, но в большинстве случаев самостоятельно. Но как молодой человек, приехавший в чужую страну, сможет самостоятельно полноценно работать? В связи с этим стажеру часто дают какие-то слишком простые задачи, и это морально давит на него. Мы этого не делаем принципиально. Возможно, задание окажется тяжелым для него, но пусть он попробует, ведь у него есть пример перед глазами.

Помимо практической, есть и теоретическая часть. В рамках нее стипендиаты собираются вместе на семинарах, круглых столах, участвуют в дискуссиях на актуальные темы, обсуждают политическую, судебную систему и другие темы, делятся впечатлениями.

При этом мы не ставим задачу проанализировать реализацию прав человека или работу судебной системы в стране, из которой приехал тот или иной стипендиант. Мы хотим лишь показать им, как это делается у нас в Великобритании. Не углубляемся в рассуждения о том, как это должно быть, а показываем, как это есть у нас.

А каков уровень организаций, которые принимают участников программы? Может ли молодой журналист поработать, например, на телеканале BBC?

Это абсолютно реально.

А может он для своей программы или статьи, которую делает в рамках стажировки, взять эксклюзивное интервью у премьер-министра?

Получить такое интервью, думаю, будет довольно трудно. Зато он сможет с ним сфотографироваться.

Среди ваших стипендиатов особенно много представителей общественных организаций. С чем это связано – они более активные или вы сознательно делаете акцент на этом направлении, чтобы способствовать развитию гражданского общества в России? А может быть, это чистая случайность?

Это чистая случайность. Наша задача, наоборот, заключается в том, чтобы увеличить количество тех молодых специалистов, которые приходят из органов управления.

Есть ли какие-то заданные правила, которым участники программы должны соответствовать во время стажировки? И как они проводят свободное время?

Участники программы проживают в гостиницах. Конечно, для получения практических навыков мы подбираем компании в разных частях Великобритании. Кто-то может оказаться в Лондоне, кто-то в Эдинбурге, кто-то в Манчестере. Но если есть возможность поселить их рядом, в одном отеле, мы стараемся делать это. 

Во время стажировки нет какого-то четко заданного формата общения и дресс-кода. Мы не требуем, чтобы они носили только строгий серый костюм в полоску. Если вы хотите прийти в рубашке с цветочками – пожалуйста. В свободное время можно погулять по городу, изучить достопримечательности, а сотрудники Фонда посоветуют, что можно посетить в том или ином городе.

Каких результатов вы ждете от выпускников программы? Отслеживаете ли их дальнейшее продвижение по службе?

Мы находимся в постоянном контакте с нашими выпускниками. Мы хотим, чтобы они поддерживали связь с фондом, помогали ему. После окончания стажировки каждый выпускник делает проект, который он привозит домой, делает что-то социально-полезное. Этого мы от них ждем, и этого они добиваются.

Также мы хотим, чтобы выпускники поддерживали отношения и между собой, чтобы они могли в дальнейшем встречаться и вместе обсуждать, решать какие-то проблемы.

Одна из ключевых тем в содержании программы связана с социальной справедливостью. Видите ли вы разницу в социальной справедливости в России и Великобритании? Каким образом построена работа Фонда в этой сфере?

Конечно, разница между самыми богатыми и бедными в Великобритании меньше, чем в России. В вашей стране совсем недавно и очень быстро произошла смена стиля управления, переход к рыночной экономике, появились очень богатые и очень бедные. Думаю, с течением времени ситуация будет улучшаться, и это задача правительства. Но случится это не очень скоро, потому что это очень тяжелый и трудоемкий процесс.

Но важно еще такое понятие, как социальные разницы между людьми. Когда мы говорим о социальной справедливости, мы имеем в виду чаще всего финансовую разницу, материальное состояние, но ведь есть еще такие категории, как больные и здоровые, удачливые и неудачливые, глупые и умные. Когда в ресторане богатому человеку дали хорошую яичницу, а бедному плохую, то что это такое? Это опять социальная несправедливость. Мы показываем все это многообразие, показываем, как это в Великобритании происходит.

Какие цели Вы ставили перед собой, когда решили создать Мемориальный фонд Джона Смита и продолжить дело своего супруга? Можно ли сказать, что к этому моменту эти цели достигнуты?

Цели у Фонда достаточно общие, поэтому сложно сказать, в какой момент они достигнуты. Мой покойный супруг был очень активным политиком, работал в юридической сфере, поэтому политика и судебная система были два самых его больших интереса в жизни. Цель фонда – продолжить ознакомление людей с этими двумя сторонами жизни Великобритании и с другими сферами, которые могут быть интересны молодым людям из России и стран СНГ. Все что делает Фонд – это комбинация моих идей и идей моего супруга.

Ваш супруг возглавлял лейбористскую партию. Откладывает ли это какой-либо отпечаток на работу фонда?

Фонд Джона Смита – непартийная организация, мы не относимся ни к какой партии. Главная задача фонда – показать, как работает система управления в Великобритании, особенности работы парламента и правительства, показать, как работают демократические принципы в Великобритании.

Среди наших попечителей представители и лейбористской партии, и консервативной. Конечно, начиналось все с лейбористов, но сейчас участие попечителей одинаково. Мы не отдаем предпочтение никому из них. С другой стороны, есть ожидание у траста, что если правительство сменится с лейбористов на консерваторов, то мы будем так же продолжать свое дело, потому что поддержку нам оказывают обе партии.

Повлияло ли на реализацию программы закрытие Британского совета?

Руководить всей работой из Лондона сложно, и надо иметь организацию на месте, которая помогала бы в организационной части. Эта роль принадлежала Британскому совету. Сейчас мы несколько страдаем в этом плане, и хотелось бы найти других людей, другую организацию, которые бы эти заботы взяли на себя.

Взаимодействие между Россией и Великобританией развивается давно, но вместе с тем в последнее время есть обстоятельства, которые осложняют наши отношения. Это как-то влияет на работу вашего фонда? Чувствуется какое-либо охлаждение в отношении того, как вас принимают и воспринимают в России?

Есть небольшое охлаждение на уровне правительства, и это влияет на отношение к нам, сейчас взаимоотношения складываются не лучшим образом. Надеюсь, это напряжение на правительственном уровне скоро пройдет, и все будет хорошо.

А вот на уровне рядовых граждан, на уровне бизнеса, наоборот, взаимодействие развивается, расширяются контакты. Очень много происходит обмена в информационной и культурной сфере между британцами и русскими.

И в целом не скажу, что это охлаждение отношений между странами слишком осложняет работу Фонда. Наш Фонд – не политическая организация, и мы считаем, что в любых ситуациях нужны каналы, которые позволяют людям общаться именно на уровне "человек-человек", устанавливать личностный контакт. И мы будем продолжать это делать.

А осложнение отношений между Россией и Грузией, разные взгляды на этот конфликт – это тоже никак не отразится на взаимоотношениях всех задействованных в программе?

В нашей программе работа идет на индивидуальном уровне, а не на уровне стран, и нам бы хотелось поддерживать хорошие отношения со всеми и между всеми участниками. Они говорят о жизни, и абсолютно не делается акцента на том, чтобы говорить о политике. Отношения между нашими выпускниками очень спокойные и дружественные. Например, выпускники прошлого года все вместе собрались и очень приятно удивили нас. На заключительном вечере они сказали, что у Фонда нет гимна, и они подарили нам гимн, спели его все вместе, и впечатление от этого было великолепное. Кроме того, они часто проходят стажировку в интернациональных компаниях, где тоже все живут мирно, независимо от того, как развиваются взаимоотношения между их родными странами.

В какой из перечисленных выше стран работа Фонда у Вас вызывает наибольшее удовлетворение, где заметнее всего ответный импульс и эффект от программы?

В первую очередь это Россия, которая имеет большое влияние на события в этом регионе. Также это Украина, где у нас много хороших выпускников, и Кавказский регион, где есть три страны, участвующих в нашей программе.

Почему стипендиальная программа Джона Смита реализуется именно в России и определенных странах СНГ? Почему вы не работаете со странами Восточной и Центральной Европы, со странами Балтики?

Им не так сложно приехать в Великобританию и самим все посмотреть. Мы стараемся акцентировать внимание на тех странах, где молодым специалистам это действительно нужно. Есть желание работать больше со странами Азии, с Ираком.

Чем Россия, на ваш взгляд, могла бы быть полезна молодым британцам? Молодым специалистам из Британии будет интересной аналогичная программа пребывания в нашей стране?

Я была бы рада реализовать аналогичную программу для молодых британцев в России, чтобы они могли здесь собраться, обсудить насущные проблемы и посмотреть, как живет страна. Ведь, живя в Великобритании, они недостаточно информированы о ситуации в России. И я надеюсь, что в скором будущем подобную программу мы сможем реализовать.

Каковы Ваши общие впечатления от этой поездки в Россию?

Я вообще очень люблю бывать в России, потому что здесь люди очень душевные и любят личностное общение. И я очень люблю с ними разговаривать.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
19 Мая