Интервью

В 2009 году каждый захотел отстоять свою интеллектуальную собственность

В 2009 году каждый захотел отстоять свою интеллектуальную собственность

На вопросы агентства "НТА-Приволжье" отвечает начальник группы интеллектуальной собственности департамента оценки и интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты Нижегородской области Анна Сегодкина.

Как изменилась ситуация с обращениями граждан и юридических лиц в ТПП Нижегородской области по вопросам защиты интеллектуальной собственности в 2009 году? С чем это может быть связано?

В прошлом году у нас было как никогда много таких обращений - в ТПП Нижегородской области рассмотрено около 10 заявлений, то есть по сравнению с 2008 годом их число увеличилось в 2 раза. До кризиса меньше обращали внимания на то, что их патент где-то еще используется. Именно в 2009 году каждый захотел отстоять свою интеллектуальную собственность, чтобы она работала только на ее владельца. И владельцы патентов и товарных знаков говорят нарушителям - или плати по соглашению, или вообще не используй, потому что в противном случае конкуренция может привести к тому, что для правообладателя будет перекрыт рынок.

Например, в 2009 году к нам обратился житель Павловского района Нижегородской области, так сказать, местный "Кулибин". У человека дар: он делает ручки ножей, режет их из дерева, из металла, в том числе из дорогих металлов, оформляет их драгоценными камнями. Он давно этим занимался, организовал мастерскую, но сейчас настало время рынка, и его изделия стали востребованными среди богатых людей. Мужчина начал работать с более дорогими металлами, драгоценными камнями, ему стали индивидуально заказывать ножи. Поэтому он нанимал людей, которые выполняли работу по его эскизам, вырезали ручки для ножей. Он платил им деньги, по закону заключал договор. Но, в конце концов, 2 работника решили присвоить себе авторство двух изделий, выставили их фотографии на сайте в сети Интернет и назвали себя их владельцами.

Сначала дело рассматривалось в суде Павловского района, мы выезжали как представители регистрирующего органа, выдавшего свидетельство об авторском праве 2 года назад. Павловский суд рассмотрел дело и вынес решение в пользу нашего клиента, но ответчики подали жалобу в Нижегородский областной суд. Но областной суд тоже постановил, что авторское право принадлежит нашему клиенту и только ему, что оно зарегистрировано правомерно, в рамках закона. Разбирательство по делу шло больше полугода.

Другой житель Павловского района изобрел и производил веерные грабли, и двое его знакомых тоже начали производить такие же грабли, а после нашего заключения и решения суда вынуждены были прекратить. Суд в большинстве случаев становится на нашу сторону, потому что мы при составлении экспертных заключений опираемся на законы.

Мы пишем экспертные заключения не только для суда. В 2009 году мы рассматривали обращение по промышленному образцу пакета муки "Нижегородка", я писала на нее экспертное заключение по использованию. Мука "Нижегородка" – раскрученный товарный знак, все ее знают. А другой предприниматель начал делать муку в такой же упаковке, похожей на оригинал до степени смешения. После получения моего экспертного заключения стороны не стали обращаться в суд, а решили этот вопрос самостоятельно.

Увеличилось ли число обращений в ТПП Нижегородской области по регистрации патентов и товарных знаков?

В Торгово-промышленную палату Нижегородской области в 2009 году поступило 46 обращений по депонированию авторского права. Этот показатель держится всегда приблизительно на одном уровне, но в 2009 году по сравнению с 2008 годом их стало немного больше, приблизительно на 20%.

Сейчас люди более заинтересованы в закреплении авторских прав. Раньше приходили закрепить авторское право просто для себя, а сейчас уже идут регистрировать право с точки зрения возможности возникновения судебных разбирательств.

Таким образом, число обращений для регистрации авторского права увеличилось именно потому, что люди хотят иметь нашу бумагу на случай суда. Это свидетельство имеет в суде очень большой вес, содержит данные автора и дату регистрации права. Экспертное заключение стоит 20-30 тыс. рублей, оформление знака стоит 30-35 тыс. рублей, так как мы все документы отправляем в Москву.

К нам сейчас приходит много авторов проектов "вечных двигателей", ветряных мельниц и других изобретений, например, по экономии электроэнергии. За счет этих людей мы действительно сможем сэкономить и жить хорошо. Но в действительности эти люди не могут продать свое изобретение, они никому не нужны.

Как складывается ситуация с обращениями по регистрации и защите интеллектуальной собственности в 2010 году?

С начала 2010 года в ТПП Нижегородской области много звонят по вопросу оформления и регистрации товарного знака. Очень много консультаций, многие приходят за разъяснениями, как использовать свое и чужое, имеет ли кто-то право использовать те или иные разработки. Но в части регистрации авторских прав, патентов и товарных знаков у нас первые два месяца года всегда бывает затишье. В феврале текущего года мы оформили 2-3 товарных знака и патент на изготовление лекарственного чая, а обращений по судебным разбирательствам пока нет.

Сейчас заканчиваем работу над некоторыми делами с прошлого года. Например, в Ворсме производят медицинские автобусы "Донор", а в Пензе тоже есть завод, который производит мобильные пункты забора крови. Пензенское предприятие в 2006 году получило патент на разработку полезной модели, который фактически защищает то, что было известно и ранее, так как приведенная предприятием формула не имеет новизны. На основании данного патента пензенская фирма предъявила иск ворсменскому заводу с претензиями. Однако в Ворсме данные автомобили также производят с 2006 года. Я делала анализ патентов, поднимала все материалы, чтобы определить известность формулы до того, как пензенцы подали документы на патент. На основании материалов я доказала, что патент выдали неправильно, ведь московское ведомство не проверяет, были ли эти формулы известны. Таким образом, Пенза не имеет права предъявлять претензии по использованию данного патента никому на территории РФ, так как он был выдан неправильно.

Или, к примеру, сейчас я пишу экспертное заключение для судебного разбирательства, начавшегося в прошлом году, по поводу использования товарного знака "Урожай солнца" для подсолнечного масла. У производства продукта сменился владелец, раньше это была индивидуальный предприниматель из Нижнего Новгорода, а сейчас - "Нижегородский масло-жировой комбинат". НМЖК перекупил производство и сейчас продает масло "Урожай солнца". Между тем, по закону, для продажи масла под данным товарным знаком новые владельцы должны были его выкупить у бывшей владелицы производства или заключить соглашение, по которому она разрешала бы какое-то время им пользоваться с отчислениями в ее пользу. Предпринимательница обратилась в Арбитражный суд Нижегородской области с иском о защите авторских прав. Я провела анализ и пришла к выводу, что комбинат не имеет права использовать товарный знак. Между тем, по последним данным, комбинат уже заключил с предпринимательницей лицензионное соглашение на использование товарного знака в ограниченный период. Думаю, суд признает, что упаковка этого масла и товарный знак предпринимательницы сходны до степени смешения.

Как Вы думаете, будет ли расти число судебных разбирательств по вопросам интеллектуальной собственности с ростом правовой грамотности населения или, наоборот, будет расти число желающих обойти законы?

Интеллектуальная собственность всегда будет, и всегда будут те, кто захочет уйти от закона. Например, в прошлом году к нам обратилась нижегородка – индивидуальный предприниматель, которая недавно купила бизнес якобы вместе с товарным знаком "Вкус лета", был оформлен договор купли-продажи. В договор была включена стоимость товарного знака, а раскрученный товарный знак стоит больше производства.

Предприятие производит кетчупы, приправы в баночках, и новая хозяйка пришла к нам проверить, что это за товарный знак "Вкус лета". Мы поискали знак в соответствующей базе, и выяснилось, что он принадлежит компании Nestle. То есть оказалось, что никакого товарного знака и не было у продавца. Конечно, новая хозяйка бизнеса не стала отдавать продавцу деньги за торговый знак, она же не имеет права выпускать под ним продукцию. "Я сколько лет выпускал продукцию под этим товарным знаком, и Nestle на меня никогда не наезжала", - говорит продавец. Он, кстати, обратился в суд с претензиями к предпринимательнице. Дело до сих пор не закончено, а нижегородка намерена оформить себе новый товарный знак.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
20 Августа