Интервью

В наши дни общемировая тенденция вовлечения молодежи в левое движение стала актуальной и для России

В наши дни общемировая тенденция вовлечения молодежи в левое движение стала актуальной и для России

Владислав Иванович, какие законодательные инициативы будет выдвигать фракция КПРФ в Заксобрании в 2014 году? Какие основные направления выберет для себя партия?

Нами уже подготовлены и внесены законопроекты о мерах социальной поддержки поколения детей войны — граждан, родившихся с 1928 по 1945 год. К сожалению, до настоящего момента подобного федерального закона нет, хотя порядка 10 инициатив такого рода находится на рассмотрении в Государственной думе. Во многих регионах приняты региональные законы об областных и республиканских выплатах ветеранам данной категории. Наша фракция на протяжении последних двух лет выступала с инициативой принятия закона "О детях войны" уже дважды, но они отклонялись под предлогом ожидания принятия федерального закона. Но теперь становится ясно, что, по крайней мере, в ближайшие годы Дума вряд ли вернется к этому вопросу, так как аналогичный проект федерального закона был не так давно отклонен. Поэтому мы считаем необходимым вернуться к этой теме в третий раз. Проект закона предполагает введение региональной ежемесячной выплаты данной категории граждан в размере 500 рублей. Кроме этого в законопроекте прописано право "детей войны" на внеочередное медицинское обслуживание, льготное лекарственное обеспечение и ряд других льгот. На наш взгляд это очень важный закон, затрагивающий значительную категорию граждан при том, что затраты регионального бюджета на реализацию этого закона не так велики — речь не идет о сотнях миллиардов или миллионов рублей. Мы считаем, что региональному бюджету даже в нынешних непростых условиях это под силу.

Еще один проект, который мы недавно внесли, связан с увеличением региональных выплат участникам Великой Отечественной войны. Сегодня они получают помимо федеральных выплат региональные выплаты в размере 500 рублей в месяц и еще 500 рублей ко Дню Победы. Количество таких граждан с каждым годом уменьшается, мы это видим даже по числу ветеранов-участников парадов Победы. К сожалению, это естественный процесс. Я считаю, что не отдать долг этим людям сейчас значит просто не успеть его отдать в следующем году, не успеть оказать поддержку тем людям, на плечах которых лежала основная тяжесть военного и послевоенного времени. Это, кстати, касается и категории детей войны, которые сами не воевали, но тоже хлебнули горя. Даже если во время войны они были несовершеннолетними, то послевоенный голод, разруха и тяжелый труд по восстановлению хозяйства коснулись именно этих людей. В итоге можно сказать, что мы подготовили пакет законопроектов, касающийся наиболее возрастных категорий, переживших войну. Для самих ветеранов мы также предлагаем увеличить региональную выплату с 500 до 1 тыс. рублей.

Эти суммы, конечно, невелики, но их нужно ввести хотя бы как знак уважения и внимания к ветеранам со стороны государства, особенно в год, предшествующий 70-летию Победы. Эти инициативы как раз будут рассматриваться на Законодательном собрании в марте или апреле, то есть, непосредственно перед праздником 9 мая. Я думаю, что ветераны, по крайней мере, почувствуют внимание со стороны властей.

Но внимание партии в 2014 году будет сосредоточено не только на старшем поколении, но и на тех, кому еще только предстоит стать гражданами нашей страны — детях и подростках. И одна из инициатив, которая уже внесена, это инициатива об увеличении размера регионального материнского капитала при рождении третьего ребенка в семье, при условии, конечно, что двое других детей еще не достигли 18-летнего возраста. Мы изучили статистику по многодетным семьям области и вывели некоторую сумму, на наш взгляд, вполне приемлемую для бюджета. Сейчас у нас региональный материнский капитал, который выдается после рождения второго ребенка, составляет 25 тыс. рублей. Но мы предлагаем, чтобы государство оказывало большую поддержку тем, кто заводит более двух детей, и выплачивало 350 тыс. рублей за третьего ребенка в семье. Причем, согласно нашему проекту, эти средства можно будет направить только на погашение ипотечного кредита. В добавок к федеральному материнскому капиталу это, может быть, позволит семьям улучшить свои жилищные условия. Особенно это актуально для семей на селе, которые смогут построить свой собственный дом или расширить уже существующий.

Мы считаем, что проблемы с демографией в нашей области, то есть то, что мы называем естественной убылью населения, во многом обусловлены отсутствием нормальных жилищных условий для молодых семей. Нужно думать о том, как стимулировать рост рождаемости. Понятно, что ресурсы областного бюджета невелики, но нужно правильно расставлять приоритеты. И именно поэтому КПРФ старается выдвигать все наши инициативы в приоритетных социальных направлениях, связанных с поддержкой людей, которые сами не могут обеспечить себе достойную жизнь.

Касательно бюджета, на мой взгляд, одна из главных проблем бюджетной политики Нижегородской области - это отсутствие четкой системы приоритетов в расходовании средств. Мы считаем, что если у области дефицитный бюджет и у нас растет государственный долг, то нужно очень внимательно и рачительно подходить к расходованию средств и сосредотачивать их для решения первоочередных для нижегородцев задач. И только когда они будут решены или, по крайней мере, начнется какое-то движение в сторону их разрешения, оставшиеся ресурсы можно будет использовать на какие-то, скажем так, задачи второго эшелона. Никто не возражает, например, против того, чтобы в Нижегородской области развивался спорт высоких достижений и наши клубы показывали хорошие результаты на соревнованиях. Но когда на поддержку профессионального коммерциализированного спорта тратится 875 млн. из облбюджета в год в виде налоговых льгот для компаний-спонсоров, это, мягко говоря, вызывает недоумение. Это не имеет никакого отношения к массовому спорту, физкультуре и детскому спорту. Тогда почему в условиях, когда мы не можем позволить себе, например, завершить строительство районной больницы, не можем решить проблему обеспечения детских садов, мы тратим средства такого масштаба на поддержку спорта высоких достижений? На мой взгляд, это задача как раз второго эшелона, и тратить средства на это можно будет только после решения первоочередных задач.

При принятии бюджета Нижегородской области в конце 2013 года вы назвали его "бюджетом консервации старых проблем". Какие именно "старые проблемы", по-вашему, остались в области?

Партия КПРФ выступила против проекта областного бюджета на 2014 год, потому что, на наш взгляд, ежегодный рост долговых обязательств нашего региона вызывает серьезные опасения. Причем, если несколько лет назад правительство заявляло, что 2013 год мы завершим без дефицита и постепенно начнем снижать объем долга, то в принятом в конце прошлого года бюджете правительство уже говорит о наращивании долга, который к 2016 году с нынешних 50 млрд. рублей увеличится до 90 млрд. То есть за 3 года мы чуть ли не удвоим наши долговые обязательства перед банками.

Причем в структуре государственного долга очень значительную часть составляют заимствования именно у коммерческих банков. При этом проценты по банковским ссудам естественным образом растут, особенно в условиях усиливающейся инфляции, нестабильности в банковском секторе и обесценивания рубля. И область все больше становится заложником кредитов, поскольку только на обслуживание госдолга в 2016 году правительство планирует заложить около 9 млрд. рублей, а это очень большой процент от дохода областного бюджета.

То есть, мы каждый год кормим банки вместо того, чтобы направить эти средства, например, на поддержку сельскохозяйственного производства. А именно недостаточное финансирование аграрного сектора стало еще одной из причин нашего голосования против такого бюджета. Ведь когда обслуживание госдолга, то есть погашение процентов по кредитам, значительно превышает общий объем финансирования всей аграрной сферы области — это нельзя назвать нормальной ситуацией.

Нам часто говорят, что мы занимаем для того, чтобы вкладывать деньги в развитие (этот аргумент правительство использует чаще всего), и через какое-то время это окупится. Так вот, сегодня в прогнозном плане развития области нет даже перспективы, когда наша область начнет получать дивиденды от вкладов в развитие.

И на развитие чего именно направляются эти средства?

А вот это уже другой вопрос. У нас есть программа, которая как раз начинается с этого слова "развитие" — "развитие социальной и инженерной инфраструктуры как основа повышения качества жизни населения Нижегородской области". К слову говоря, в эту программу входит и строительство нового Дома правительства области в Кремле, которое, наверное, тоже должно повысить качество жизни населения (в 2013 году на это выделили 100 млн. рублей). Но самое главное, что по этой же программе из областного бюджета выделяются средства на строительство и реконструкцию объектов социальной инфраструктуры: больниц, школ, детсадов, домов культуры, сельских дорог, газо- и водопроводов и т. д. Так вот, если в 2007 году эта программа включала в себя сумму около 15 млрд. рублей, то в 2014-ом - немногим более 2 млрд. В прошлом году было заложено 4 млрд., но и эта сумма постоянно сокращалась и в результате составила около 3 млрд.

Резюмируя, можно сказать, что в области практически отсутствует финансирование аграрного сектора, нет приоритетов в расходовании бюджетных средств и большая доля неэффективных расходов. КПРФ год за годом выступает с предложением сократить расходы на управленческие нужды, а вместо этого они растут. Причем растут опережающими темпами по отношению к прогнозируемой инфляции. Например, на 2014 год в бюджете было заложено увеличение штатной численности множества министерств и ведомств облправительства. Я насчитал где-то 64 новых чиновников, и это, не считая увеличения бюрократического аппарата на 76 человек в связи с созданием регионального оператора капремонта. Смотрите, если семья занимает на самое необходимое, то она при этом не нанимает прислугу или тратит много денег на какие-то развлечения. Вот и правительству следовало бы так же внимательнее отнестись к расходам на управленческие нужды.

Плюс ко всем этим проблемам год за годом сохраняется объем финансирования государственных СМИ. Вот совсем недавно Дмитрий Медведев заявил о том, что нужно прекратить тратить бюджетные средства регионов на имиджевую рекламу властей. Но договоры с негосударственными СМИ за счет бюджета - это одна составляющая. Есть и другая — прямое финансирование государственных СМИ, которое у нас в 2014 году составляет 321 млн. рублей. И это не считая, опять же, средств, которые идут на содержание бюрократического аппарата той же пресс-службы губернатора. Поэтому мы считаем, что источники для решения острых социальных проблем в области по-прежнему есть и помимо займов в банках. Это сокращение нерациональных и неэффективных расходов.

Касательно бюджетной политики скажу еще, что КПРФ настаивала на том, чтобы в бюджете на 2014 год были проиндексированы на шаг инфляции все социальные выплаты, положенные гражданам по закону. А таких категорий у нас много: многодетные семьи, приемные семьи, дети-сироты, ветераны, больные сахарным диабетом и многие другие. По закону полагается, что каждый год в бюджете должна производиться индексация выплат. Если правительство индексирует зарплаты своих чиновников на 7-8%, то оно должно хотя бы на эту же сумму проиндексировать социальные выплаты. Но правительство области первоначально вообще отказалось индексировать, и только после того, как мы стали активно заявлять об этом и настаивать, выплаты были проиндексированы, но всего на 3%. Это в 2 раза ниже официальной инфляции, но мы-то понимаем, что реальная инфляция значительно выше. К тому же в этом году правительство решило сэкономить и на пенсионерах, поскольку приостановило действие нормы областного закона, согласно которой граждане, приобретающие единый социальный проездной билет, имеют право на ежеквартальные выплаты в размере 1,2 тыс. рублей, а не 600 как сейчас. Если бы они стали с 1 января 2014 года получать эту выплату, то в итоге ездили бы бесплатно. На это требуется 400 млн. рублей, а, для сравнения, стоимость ФОКа 530 млн. Но можно, конечно, измерять и не ФОКами, просто я как-то раз в шутку сказал, что у нас появилась новая единица измерения расходования бюджетных средств — 1 ФОК. Наша фракция настаивала, вносила предложения и будет продолжать вносить их, чтобы правительство выполнило все свои законные обязательства перед пенсионерами. А уж почему эта норма по выплате была приостановлена, неизвестно.

Насчет внесения предложений. Как вы думаете, может ли наша оппозиция объединиться, и таким образом консолидировано добиваться принятия каких-то инициатив? Ведь, например, КПРФ и ЛДПР вместе выступали против областного бюджета на 2014 год.

На протяжении уже 8 лет наша фракция всегда выступала против правительственных проектов бюджета, при этом всегда обоснованно и аргументировано. Как я уже сказал, год от года в стратегии подготовки этого главного финансового документа принципиально ничего не меняется, наши замечания не учитываются и не принимаются. Мы не можем голосовать за бюджет, где нет комплексного подхода к решению социальных проблем. У нас всегда берется и выхватывается какая-то одна проблема и не всегда самая главная. Например, заявляют в СМИ "Смотрите, сколько у нас заложено средств на спорт!", а при пристальном рассмотрении выясняется, что не на спорт, а на капитальное строительство дорогих сооружений. Как может быть построено сооружение за сотни миллионов рублей, где и боулинг, и бильярд, когда рядом стоит школа без канализации, да и весь район без нормальной канализации. Для сравнения — на строительство канализации в Сеченовском районном центре нужно 120 млн. рублей, а это одна четверть стоимости стандартного ФОКа. Вопрос в приоритете. Нужно просто взять конкретный район, послушать жителей, посмотреть ситуацию.

Возвращаясь к консолидированной позиции с ЛДПР, это хорошо, что они тоже выступили против бюджета. Я считаю, что взаимодействие с любыми политическими силами не против чего-то, а ради чего-то это, и есть то, для чего мы избирались в качестве депутатов. Мы должны находить взаимопонимание, стремиться к тому, чтобы нас услышали и в то же время слушать других.

Но сказать о том, что сегодня существует какой-то стратегический союз оппозиционных сил, я, к сожалению, не могу. Хотя есть подобные примеры — в Новосибирске представители различных политических партий объединяются вокруг кандидата от КПРФ на губернаторских выборах. Компартия всегда открыта не только к диалогу, но и к взаимодействию с различными политическими силами для того, чтобы жизнь нижегородцев становилась лучше.

Касательно выборов. Будет ли КПРФ выдвигать своего кандидата на пост губернатора Нижегородской области или мэра Нижнего Новгорода? Если, конечно, выборы будут проводиться.

Прежде всего, хочу отметить, что наша фракция совсем недавно вносила в Законодательное собрание инициативу о возвращении к прямым всенародным выборам глав городов и районов. Это был проект федерального закона, но парламентское большинство не поддержало нашу инициативу, и проект не прошел. Но прямые выборы - это наша принципиальная позиция. Сейчас в районах области депутаты-коммунисты инициируют внесение изменений в уставы муниципальных образований о возвращении всенародных выборов. Могу, например, сообщить, что инициатива о выборах будет рассмотрена на ближайшей профильной комиссии Думы Нижнего Новгорода, а затем вынесена на публичные слушания и заседание Думы. Везде, где есть депутаты-коммунисты, эта инициатива вносится. В случае если наша позиция будет принята на региональном, местном или, лучше всего, на федеральном уровне, то мы, безусловно, будем участвовать в выборах. По итогам всех последних выборных кампаний компартия показала себя единственной альтернативой "Единой России", и если бы мы не стали участвовать, то попросту обманули бы ожидания наших сторонников.

На выборы губернатора мы также будем выдвигать свою кандидатуру, хотя мы должны понимать, что сегодня федеральные и региональные законы о выборах губернатора очень недемократичны, поскольку даже выдвижение кандидатов требует прохождения муниципального фильтра, который в Нижегородской области составляет 7%, а не 5%, как допускается в федеральном законе. То есть у нас, кандидат должен собрать подписи 7% депутатов местного уровня. Мы, конечно, предлагали снизить порог до 5% и дать возможность выдвигаться кандидатам не только от политических партий. Вроде бы это не наш партийный интерес — допускать самовыдвиженцев, но мы понимаем, что есть демократические принципы, которые должны работать в интересах всех избирателей, а не только электората определенной партии. Все эти поправки были отклонены, и поэтому мы окажемся в очень жестких законодательных условиях. Но, тем не менее, будем выдвигать кандидата, работать с местными депутатами, доносить до избирателей свою программу. В этом отношении у нас очень боевое настроение, и мы нацелены на победу.

Вам не кажется, что с вопросом выборов происходит довольно странная ситуация? Президент заявляет, что выборы нужны, а инициативы по их вводу везде отклоняются.

Дело в том, что президент заявил, что главы местного самоуправления должны избираться. Не прозвучало продолжение этой фразы — "всенародно" или "прямым образом". Ведь сегодня, по федеральному закону №131 органы МСУ в районе действительно вправе проводить прямые выборы. Эта возможность есть уже сегодня, вот, например, в Краснооктябрьском районе так и избирают, в Пильне тоже всенародные выборы. Либо органы МСУ могут ввести выборы из числа депутатов. Кто скажет, что это не выборы? Тоже вроде бы выборы. На мой взгляд, в заявлении президента присутствует определенная двусмысленность как в самой формулировке, так и в возможностях ее интерпретации. Поэтому мы говорим о том, что не должно быть никаких лазеек для местных элит и кланов, которые, естественно, не заинтересованы в том, чтобы граждане выразили свое мнение и выбрали того, кого они считают достойным руководителем.

На наш взгляд, нужно разрушать эту круговую поруку на любом уровне власти и, кстати, одним из предложений, которое мы вносили в связи с этим, было предложение о том, чтобы ограничить пребывание главы МСУ на своей должности двумя сроками подряд. Ведь у нас есть примеры, когда еще с советских времен район возглавляют одни и те же люди, то есть бессменно почти четверть века, а то и более. Можно, конечно, возразить, что ничего плохого в этом нет, что это просто опытные люди, но в нашем государстве нужно всегда смотреть на любые вопросы во власти с точки зрения, насколько они усиливают или наоборот смягчают коррупционную составляющую. Нам нужно принимать подобные ограничения в интересах избирателей, и в антикоррупционных целях в том числе.

Поэтому, я думаю, после Олимпиады на федеральном уровне будут инициироваться какие-то изменения в системе МСУ о чем, в принципе, и заявил президент. Но в каком именно направлении они будут происходить? У меня есть большие опасения, что вместо демократизации и раскрепощения местного самоуправления мы можем получить очередную контрреформу, например, назначаемость губернаторами глав городов или администраций. Сделать их частью государственной вертикали, а у нас сегодня очень любят все вертикализировать. Такая идея есть и несколько раз всплывала в прессе еще до послания президента Федсобранию. Мы должны с вами понимать, что все принятые в последние годы изменения в законодательство о выборах и о системе государственного и местного самоуправлений направлены на сверхцентрализацию власти и минимизацию общественного контроля за ее деятельностью. Я и мои коллеги по фракции всегда были и остаемся уверенны, что бесконтрольность власти - это залог расцвета коррупции, движения в сторону диктаторских приемов управления. И никто кроме политических партий, оппозиционных депутатов, общественных организаций и граждан заслон этому поставить не может.

Владислав Иванович, давайте немного отойдем от нашей областной политики. Вы все еще преподаете в ННГУ им. Лобачевского?

Да, я преподаю в университете философию и преподаю на кафедре электронных СМИ. Конечно, объем университетской работы значительно сокращен по сравнению с той преподавательской деятельностью, которой я занимался до того, как стал депутатом. Хотя закон и разрешает депутатам заниматься педагогической, научной и творческой деятельностью, но, к сожалению, не дает дополнительного времени. Поэтому приходится выкраивать время на преподавание из личного времени.

Находите ли вы сторонников своей партии среди студентов? Призываете ли вступить в КПРФ?

Никого и никогда не призывал и не призываю вступить в партию. Более того, никогда не говорил о своей партийности. Но в современной системе коммуникаций узнать о политических взглядах преподавателя не сложно. И что касается отношения к этому, в середине девяностых, когда я только начинал свою преподавательскую деятельность, я сталкивался с резким неприятием как главной формой реакции студентов на упоминание компартии, социалистических взглядов и т. д.

Сегодня, когда сменилось несколько поколений студентов, отношение к социалистическим и коммунистическим взглядам резко изменилось в лучшую сторону. Сегодня это стало не то чтобы модой, хотя молодежь часто использует этот термин, речь идет об увлечении и интересе. Увлечение левыми взглядами и принципами у молодежи, особенно студенческой, сегодня очень сильно. Это видно даже по омоложению партии — молодые люди активно вступают в КПРФ, на митингах можно увидеть все больше молодежи. Это совершенно нормальная тенденция, и уже ни у кого не вызывает удивления, что ты член какой-либо партии, тем более коммунистической.

Мы можем посмотреть и на опыт других стран. Практически во всех странах, будь то Европейские или страны Латинской Америки, коммунистическое движения — самое молодое. Я считаю, что как раз сейчас общемировая тенденция вовлечения молодежи в левое движение и для России стала совершенно актуальной.

Вам не кажется, что тут сказывается протест по отношению к власти в связи с ее активной антисоветской пропагандой? Может, молодежь делает все это просто в пику правительству?

Почему левое движение молодое? Существует простое объяснение — социалистические и коммунистические партии, если говорить об эмоциональном уровне, строят свои взгляды на нетерпимости к несправедливости. Нетерпимости к тому, что сильный подавляет и порабощает слабого, что власть принадлежит тем, у кого есть деньги, а те, у кого их нет, бесправны. Ко всему этому молодежь особенно чувствительна и нетерпима.

И я думаю, что ни в коем случае нельзя подъем молодежного оппозиционного движения воспринимать как слепую реакцию на антисоветскую позицию взрослой власти. Здесь речь не идет о конфликте возрастов и поколений, а о конфликте между позицией людей, которые хотят что-то изменить в обществе, и позицией тех, кто настроен на консервацию несправедливости, сохранение системы эксплуатации, использование ресурсов всего общества в интересах узкой группы лиц. Этот конфликт носит социальный и, по сути, классовый характер. Как бы мы сегодня не старались найти какие-то новые слова и определения, но борьба классов стара как мир. Так было и 100, и 200 лет назад, и сейчас мы это наблюдаем в современной России, в стране, где пропасть уровня доходов не сопоставима ни с одной другой страной мира.

И как должна чувствовать себя молодежь в стране, где разрыв между 10% самых богатых и самых бедных по экспертным оценкам составляет 40 раз? При чем, молодой человек, вступая в жизнь сегодня, не имеет возможности рассчитывать на получение жилья, бесплатное образование, систему господдержки для молодых родителей, место в детсаду для ребенка, бесплатную медицину и т. д. На каждом шагу выстраивается куча преград для того, чтобы молодой человек мог себя комфортно чувствовать в обществе. Кстати, еще в прошлом созыве, мы предлагали ввести квоту рабочих мест для молодых специалистов на предприятиях и в учреждениях. Идея заключается в том, чтобы обеспечить молодых людей работой именно по специальности и при этом с достойной оплатой. А потом постепенно будут решаться и другие проблемы, включая демографическую. Сегодня же молодежь не нужна государству, оно просто не знает, что с ней делать. Молодые люди опытом работы не обладают, эксплуатировать их труд, чтобы получать максимум прибыли, не получается.

Понятно, что сегодня молодой человек, который хотя бы просто получил образование или какое-то представление о советских временах, он сравнивает то, что было и то, что сейчас. Он видит своих родителей, которые получили бесплатное образование и имели в свое время бесплатное здравоохранение, жилье. Вот об этом как раз и задумываются те ребята, которые не попадаются на удочку антисоветской пропаганды. Хотя пропаганда сегодня и не такая как, например, в девяностые годы, но все же постоянно можно увидеть сериалы, фильмы с одним лейтмотивом — советское время это убожество, серость, криминал, гонения на диссидентов, антирелигиозные выступления и больше ничего.

Сегодня мы видим продуманную идеологическую атаку со стороны государства, за бюджетный счет, кстати, немаленький, в отношении поколения наших отцов и дедов. Получается, что вся эта пропаганда направлена против поколения победителей, тех, кто выиграл войну, отправил ракету в космос, создал мирный атом и восстановил разрушенное хозяйство. Сама по себе эта государственная установка на антисоветскую пропаганду для меня представляется просто кощунственной.

Что интересно, видимо, из-за такой чрезмерной пропаганды у нас в стране с девяностых годов Сталин в глазах общества превратился из тирана в незаслуженно очерненного героя. Вы так не считаете?

Из всего советского семидесятилетия (горбачевские времена это уже переходная эпоха) почти 30 лет приходится на время, когда страной руководил Сталин. Причем, если говорить о наполнении этих десятилетий, то, наверное, этого наполнения по масштабам и по величию достигнутых результатов хватило бы на многие столетия и эпохи. Время Сталина - это время индустриализации, культурной революции, резкого прорыва в образовании, создания мощнейшей аграрной базы, победы в Великой Отечественной войне. Можно продолжать до бесконечности перечень этих величайших достижений, одного из которых хватило бы для того, чтобы прославить любого правителя. Масштаб личности, под чьим руководством была кардинально изменена жизнь страны, ни у кого не вызывает сомнений.

Затем, уже в советское время, эта личность подвергалась обструкции, различным обвинениям. А уж в постсоветский период Сталин стал преподноситься как демон во плоти. Эта демонизация образа Сталина стала неотъемлемой частью антикоммунистической пропаганды или даже стала ее фокусом. Нужно было найти лицо, на которое был бы направлен весь этот яд антисоветизма.

С одной стороны, можно было попытаться научно анализировать теневые стороны, позитивные аспекты жизни общества в те годы, но наше власти до сих пор боятся Сталина. Это доказывает история с голосами в проекте "Имя России", когда Сталин долго был лидером, но потом включили накрутку голосов, и лидером стал Александр Невский. Даже Столыпин, которого мало кто помнит и о котором мало кто, знает, обогнал Сталина и Ленина. Получается, что даже одно произнесение имени Сталина страшно для них. А народу наоборот — этот человек оказался мил и близок. Почему? Наверное, потому что именно с его именем ассоциируются величайшие достижения Советского Союза. Это и ассоциация с государством, в котором все делалось для человека труда, отсутствовала коррупция, и было создано общество, где человек мог самореализоваться и достойно жить.

Я считаю, что это совершенно объективный процесс, ведь сегодняшняя России представляет собой разительный контраст с тем государством, которое вспоминают в связи со Сталиным, Лениным и другими советскими руководителями. Сегодня страна живет по совершенно другим законам и, самое главное, она живет ради совершенно других целей — обогащения небольшой группы людей и полуживого существования основной массы.

Вам не кажется, что это немного напоминает времена НЭПа, с которым позже и боролся Сталин?

Если смотреть в исторической перспективе, то НЭП это экономическое оживление, которое было достигнуто ценой социальных уступок. Как нам сегодня говорят — в макроэкономических целях выгодно сократить социальные расходы, а с точки зрения самих людей любое сокращение социальных расходов это большая потеря. Опять же нужно понимать, что годы первых пятилеток были бы невозможны в условиях НЭПа. Индустриализация, бурный рост оборонной промышленности, тяжелой промышленности был невозможен в условиях даже относительного рынка. И только благодаря наличию централизованной системы экономического хозяйства мы сумели мобилизоваться и потом благодаря этому выиграть войну. А сегодня мы имеем противоположную тенденцию - экономическая либерализация и уход государства из экономики, но при этом ужесточение в политической сфере. Такой пиночетовский, чилийский вариант.

Александр Асриян

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
10 Декабря