Интервью

"Ответственность за состояние зданий лежит на всех"

"Ответственность за состояние зданий лежит на всех"
Министр имущественных и земельных отношений Нижегородской области Сергей Баринов в программе "Герои Волги" рассказал о первых итогах инвентаризации соцобъектов, перспективных направлениях редевелопмента исторических территорий и методах борьбы с нерадивыми собственниками зданий

- Тема, которую мне хотелось бы с вами обсудить, вызвала невероятный отклик не только у чиновников, но и у простых граждан — речь идет об инвентаризации заброшенных социальных объектов, которой вы активно занимаетесь уже больше месяца. Расскажите подробнее, какие именно объекты вам уже удалось исследовать за это время?

Мы посмотрели около девяти объектов, и состоялись три заседания комиссии, на которой рассматривалось их будущее. Самым известным, пожалуй, является ДК им. Ленина, а также помещения ННГУ им. Н. И. Лобачевского, а также объекты наши образовательных учреждений и бывшие муниципальные детские сады.

- В одной из программ вы признались, что увиденное вызвало у вас удручающее состояние. Все действительно настолько плохо? Если да, кто в этом виноват, и что делать дальше?

Однозначно сказать, кто виноват, сложно, поскольку сейчас мы разбираемся в этой теме, и выясняется, что виноваты все. Это и собственники, которые довели здания до плачевного состояния, и власти, которые своевременно им не помогли и не оказали содействие в реализации тех или иных проектов. Иными словами, то, что мы имеем сейчас — это следствие неверных управленческих решений на всех уровнях. Понятно, что соцобъекты не так доходны и маржинальны, как хотелось бы, и это привело к тому, что без должного контроля они просто стали ветшать и уничтожились.

- Насколько я понимаю, среди владельцев этих объектов недвижимости есть ведь и частные инвесторы, которые когда-то купили их за свои деньги?

Есть, в том числе и крупный бизнес.

- Что на сегодняшний день делается для того, чтобы сдвинуть ситуацию с места? Каков ваш дальнейший план действий?

По итогам оценки мы условно разделили все здания на три категории — это памятники культуры, объекты капитального строительства (то есть, обычные здания) и недострои. В отношении объектов культурного наследия мы поступим следующим образом: у нас есть управление по охране памятников, которое после двух проверок может зафиксировать факт ненадлежащего содержания и использования, после чего изымает здание через суд. Дальше такой объект переходит в зону ответственности нашего министерства, а мы проводим торги и находим нового собственника, который берет на себя обязательства по реставрации и нормальному содержанию ОКН.

- А как вы определите, что новый собственник действительно будет ответственно относиться к содержанию здания? Каковы критерии отбора?

По нашим ощущениям, многие недобросовестные владельцы еще не поняли, что конкретные решения по результатам проверок действительно будут, и думают, что мы их просто пугаем. Но на этапе подачи иска в суд собственники "просыпаются" и понимают, что могут потерять объект. Некоторые пытаются исправиться, приносят нам документы и показывают проекты реновации помещений, которые долгое время пылились у них в столах — и тогда наша задача состоит в том, чтобы им помочь.

В отношении зданий, которые не относятся к объектам ОКН, также допустима процедура изъятия: существуют нормы Гражданского кодекса, которые позволяют уполномоченному органу это сделать. Минимущества долго боролось за эти полномочия, и губернатор Глеб Никитин ими нас наделил. Делается это, естественно, через суд, однако мы уже проговорили на межведомственном уровне, что все контролирующие структуры будут давать единое заключение о ненадлежащем использовании объектов и земельных участков. Дальше мы либо находим нового покупателя, либо забираем помещения в областную собственность.

- Получается, вы пытаетесь решить сразу две задачи — привести заброшенные здания в цивилизованный вид и пополнить казну?

Да, причем первоначально мы должны предоставить возможность позаботиться о таких объектах частным собственникам, и только в том случае, когда покупатель не находится, они переходят на наш баланс.

- Дворец культуры имени Ленина в Канавинском районе Нижнего Новгорода, о котором вы сегодня уже упомянули — это, пожалуй, самый печальный пример того, как здание с многолетней историей можно привести в негодность. На протяжении последних двадцати лет несколько раз появлялись инвесторы, которые обещали восстановить объект, а потом пропадали. У вас есть какое-то видение будущего ДК?

Первое, что мы всегда требуем от собственников зданий — огородить периметр, сделав объект, по крайней мере, безопасным. Второе — информационная табличка и эксизный проект, взглянув на который граждане поймут, почему периметр закрыт, что на этом месте планируется сделать и в какие сроки. Сейчас оба этих пункта по ДК им. Ленина выполнены:
периметр охраняется, проникновения, по словам сотрудников охраны случаются, но они сведены к минимуму.

Что касается дальнейшего использования — здание интегрирует в себе массу возможностей, и, по сути, является, многофункциональным: когда-то там была и библиотека, и кинотеатр, и много что еще. Далее, проанализировав контракт с инвестором, мы выяснили, что с момента заключения договорных отношений никакой активности он не проявлял, нашли его и вызвали на разговор. Судя по тому, что происходит сейчас, движение есть, и здание все-таки готовится к реконструкции. Кроме того, ситуация на контроле у администрации Нижнего Новгорода, которая проработала с инвестором все дальнейшие шаги, составила "дорожную карту" мероприятий и в целом активно включилась в процесс.

- Еще один объект, о котором я бы хотел поговорить — концертный зал "Юпитер", который находится в самом что ни на есть центре Нижнего Новгорода. Здание вроде как выкупили, инвестор есть, но внешне — по-прежнему полная тишина: ремонт не проводится, фонтан не работает, появилась стихийная стоянка автомобилей и так далее. Есть понимание по этому зданию?

Концертный зал "Юпитер" недавно представлял особый интерес в том числе и для главы региона. Были сигналы о том, что здание планируют перепрофилировать под торговый комплекс и еще какие-то цели. Естественно, мы обратили на это внимание, провели необходимые проверочные мероприятия и вышли на собственников. Пока проходили переговоры, я, со своей стороны, увидел что уже ведутся какие-то работы по кровле, и постепенно начался ремонт.

На сегодняшний день можно сказать следующее: здание сохранит свою функцию, то есть, останется концертным залом. Кроме того, откроются два современных сетевых ресторана, которые пользуются большой популярностью в Москве — я так понимаю, что для этого будут использоваться изначально отведенные там под зону общепита помещения. Исходя из тех проектов, которые я видел, обновленный зал будет иметь большее количество мест, современное звуковое оборудование и адаптирован под выступления звезд первой величины.

- Звучит прекрасно. Вопрос только в том, когда это произойдет?

Инвестор обещает, что все будет готово не позднее первого квартала следующего года: сейчас можно видеть, что работы уже ведутся по внешнему периметру. Фонтан возле здания, безусловно, будет восстановлен. Кроме того, есть проект благоустройства прилегающей территории, который в данный момент находится на согласовании с тем, чтобы уложить его в концепцию городского общественного пространства. Насколько я знаю, уже даже есть понимание того, как это все должно в конечном итоге выглядеть.

- Как я понимаю, все позитивные процессы начались после того, как вы вступили в должность, запустили все необходимые процессы, в том числе и в публичной плоскости, и довели их до губернатора. По крайней мере, звучит это все обнадеживающе. И есть еще порядка четырнадцати значимых культурных объектов, которые надо привести в порядок — такие, как мельница Башкировых на улице Черниговской Нижнего Новгорода или усадьба Приклонских-Рукавишниковых в Подвязье. По ним ведется такая же работа?

Абсолютно. По мельнице Башкировых есть красивейший проект — я даже не ожидал, что после трансформации она должна стать настолько впечатляющей. Проблема в том, что этот проект захватывает соседние участки — а там, как вы помните, был конфликт между собственниками. В итоге мы сейчас работаем над единой концепцией, которая затронет не только саму мельницу но и всю улицу Черниговскую: в рамках поручения, которое дал нам губернатор Глеба Никитина, мы подходим к развитию исторических территорий комплексно. Нас интересует вся площадка — и набережная, и вся первая линия зданий, которые, тоже будучи памятниками культуры, находятся в ненадлежащем виде. Сейчас этот масштабный проект находится в стадии "настройки".

Что касается усадьбы Приклонских-Рукавишниковых, сейчас данный объект пытается приватизировать федерация, и вмешиваться тут мы пока не можем. Однако, если этот объект перейдет в нашу зону ответственности, мы готовы подставить плечо.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Рейтинги
21 Октября