Интервью

"Огромное количество выставочных проектов за последние два-три года реализуются благодаря государственно-частному партнерству"

"Огромное количество выставочных проектов за последние два-три года реализуются благодаря государственно-частному партнерству"
Генеральный директор Нижегородского государственного художественного музея Роман Жукарин рассказал в проекте "Герои Волги" о новых инклюзивных проектах, запасниках музея и государственно-частном партнерстве.

- Сейчас в музее работает выставка "Движение к свету. Русский импрессионизм" из музейных собраний России. Из названия понятно, что представлено. Что она представляет собой и откуда географически собраны на ней работы?

- Географически ее собрать было сложно. География этого проекта от Владивостока из Приморской картинной галереи до Северо-западной точки до Русского музей. Всего в нее включено пять региональных и два федеральных музея и коллекция, которая находится в нашем музее.

Проект родился достаточно легко. Будучи в Петербурге в хмурый день где-то с год назад удалось дойти до Русского музея и увидеть несколько произведений, как раз этой тематике. И мы решили попытаться собрать интересные вещи, которые находятся в собрании региональных музеев: Пермская картинная галерея, Екатеринбург, Казань, Самара, Владивосток, Русский музей, Третьяковка. Собрать решили в едином пространстве. То, что не удается увидеть обычному зрителю, приезжая в Пермь или тот же Екатеринбург. Были сложности с логистикой. Но мы набили руку на крупных федеральных проектах, что у нас получилось, и особой сложности он для нас не представлял.

- Насколько открыты были к такому сотрудничеству региональные музеи?

- У нас хорошая практика взаимодействия с другими музеями. Уже несколько лет делаем совместные проекты. Во Владивостоке показывали наши работы, были выставки Айвазовского, Маковского. Из Владивостока привозили Шагала. Мы работаем тесно с Екатеринбургом, дружим музеями. Екатеринбург – город-миллионник, и во много мы с ним похоже. Нас часто сравнивают, в том числе и музеи, нас и директоров музеев тоже сравнивают. Директор музея в Екатеринбурге Николай Корытин практически мой ровесник, мы и мыслим, и действуем зачастую одинаково, и работаем в таком травильном музейном тандеме. В принципе это хорошо распространенная практика, когда региональные музеи объединяются, чтобы создавать крупные проекты. Выставка у нас работает до 18 ноября.

- В сообщениях об этой выставке я поняла, что основной спонсор – ЛУКОЙЛ. Открывали ее губернатор Нижегородской области Глеб Никитин и Вагит Алекперов. Насколько сейчас коммерческие спонсоры участвуют в жизни музеев, и насколько вы
от них зависите?

- Думаю, что здесь все зависит непосредственно от музея и руководства музея. Но скажу, что достаточно проблематично найти такого партнера такого уровня, как ЛУКОЙЛ. Для каких-то серьезных проектов, планирования выставочной деятельности и научно-образовательных проектов, мы нуждаемся в таком партнерстве. Нам в этом отношении повезло. ЛУКОЙЛ хорошо представлен в Нижегородской области, кроме того, наш музей связывает с этой компанией 7 лет плодотворной работы, начиная с конкурса талантов, когда мы работали с детскими домами. Это был достаточно продуктивный и интересный проект, как нам, так и детям. Это был хороший опыт, который потом транспонировался на другие регионы. Выставка в 2016 году, которая прошла в нашем музее при поддержке ЛУКОЙЛа, когда привозили шедевры из Третьяковской галерее. Тогда мы, наверное, смогли зарекомендовать себя, как серьезных, профессиональных партнеров, которые дают результат. Потому что результат из-за нашего взаимодействия, он позитивный и продуктивный.

- Хотелось бы, конечно, чтобы было больше таких частных инвестиций в музее. За эти годы вы видите такую тенденцию?

- Могу сказать, что да. Я не хочу говорить только за себя. Но общаясь с коллегами, огромное количество проектов за последние два-три года реализуются благодаря государственно-частному партнерству. В Нижнем Новгороде в прошлом году на площадях нашего музея прошла выставка при поддержке компании "Ингосстрах" - "Окна в России. Шедевры семи поколений, где были представлены работы из Третьяковской галерее, Института реалистического искусства. Такое партнерство не только в Нижнем Новгороде, но и на Урале, и на Дальнем Востоке в последние годы набирает хорошие ритмы.

- Как устроено, какой баланс: деньги частных инвесторов и ваш заработок?

- Если мы рассматриваем проекты выставочного и научно-образовательного характера, то в этом отношении получается или 50 на 50, или 40 на 60 Потому что и собственные средства музея, которые мы аккумулируем благодаря интересным выставочным проектам, кроме того, получаем и поддержку правительства Нижегородской области. Выставка "Шедевры Третьяковской галерее" в 2016 году, и выставка импрессионистов были осуществлены, в том числе, и при поддержке правительства региона. По такому принципу работают многие региональные музей. Что же касается федеральных музеев то, в случае крупных московских или питерских музейных институций при организации крупных проектов там до 80-90% - средства спонсоров и партнеров. Там другие бюджеты, и проекты международного уровня.

- Как, по-вашему, растет аудитория музеев?

- Да. У нас есть госзадание, и мы его выполняем. Хочу сказать, что достаточно много за последние годы мы принимаем много бесплатников. У нас есть государственные праздники, Ночи музеев и проч., аудитория большая, которая приходит в таком формате. И мы тоже к этому готовы. Хорошо, что приходят в музеи. Аудитория нижегородская – его сложно систематизировать. Высокой посещаемости выставочного проекта способствуют нормальная информационная поддержка, интересная параллельная программа для детей и взрослых, лекции и мастер-классы. Мы живем в конкурентном мире, как с точки зрения культурных событий. У нижегородского регионального зрителя есть большая возможность куда пойти, и мы должны предлагать интересный контент. В этом отношении все зависит от нас.

- Что из себя представляют инклюзивные проекты?

- Последние пару лет нам удалось запустить проект, который сейчас называется "На языке искусства". Мы работаем с интернатом глухонемых детей. Ребята приезжают в музей, где с помощью преподавателя из школы-интерната, сурдопереводчика и нашего искусствоведа начинают познавать искусство. Они познают его не в закрытом формате, а
вместе с обычными ребятами. Происходит диалог. Это большой комплекс, такая экспериментальная программа. Надеюсь, что она будет иметь результаты, и с каждым годом мы будем ее развивать и открывать новые направления в этой работе.
В этом году мы хотим запустить проект "Дом с мозаикой" вместе с коррекционным детским домом №1. Ребята будут также приезжать в музей, при чем там абсолютно разная аудитория с разной категорией сложности. Они будут приезжать в музей, и будут создавать мозаику с нашими преподавателями и искусствоведами, но не только ее: будет и живопись и графика, но все-таки в основе будет мозаика. Это мелкая моторика, работа, которая должна пойти во благо детям, в том числе и развивает внутренние творческие способности. Результатом, я надеюсь, будет мозаичное панно, которое будут размещено в актовом зале этого детского дома. Дети своими руками создадут произведение искусства, которое останется на долгие годы.

- Такие программы – общемировой тренд. Они нужны не только для особенных детей, но и для других посетителей музея, чтобы снять стигматизацию в обществе…

- Абсолютно правильно. Это внутреннее стремление, и не столько моя инициатива, а желание моих коллег, которые поддержали эти проекты. Сейчас эти проекты у нас реализуются силами музея. Но мы надеемся, что сможем найти партнеров, которые смогут помочь. Хочется выстроить долгосрочную программу. Это все можно развивать и применять. Кроме того, мы сможем этим делиться еще и с другими музеями из других регионов. Стараемся отслеживать все инклюзивные программы. Это направление для нас очень приоритетное.

- Это является частью тех перемен, которые начались в музее несколько лет назад? Несколько лет назад мы с вами обсуждали будущие изменения в музее, новый сайт, вы задумывали новые подходы. Как спустя некоторое время вы оцениваете свою работу, многое ли удалось, и к какому музею вы бы хотели прийти?

- Затрудняюсь ответить, удалось ли многое. Думаю, что наш зритель должен бать оценку. Мы отслеживаем соцсети, просматриваем пожелания и замечания наших посетителей. За это время нам удалось что-то сделать. Работаем с волонтерами, это был новый шаг, пока еще не широкий, но в будущем планируем уделять этому виду деятельности достаточное количество времени. Музей – это комплекс задач, начиная от учета и хранения, безопасности, научной работе,
которая ведется внутри и которую не видит зритель. Но она не менее важная, а порой и более важная для музея, как учреждения, где хранятся и реставрируются шедевры. И не мы с вами сможем оценить, насколько важны для нас сегодня эти шедевры, и насколько они будут важны для следующего поколения.

Наш зритель видит практически все лучшие вещи. Это наше кредо показывать перворядные произведения. Думаю, что если бы у нас было больше помещение – экспозиционные залы, а это наша мечта, мы смогли бы удивить и Нижний Новгород, и придать новый импульс развития нижегородской художественной культуре. Те вещи, которые хранятся у нас в запасниках, они могут заполнить экспозицию, и полноценно составить музей советского или западно-европейской графики. И это было бы большим плюсом для Нижнего Новгорода, для музея, туристов и публики. Нам есть, куда расти.

- Такого рода решения сильно зависят от того, насколько всерьез правительство относится к сфере культуры. Новая команда правительства Нижегородской области и Нижнего Новгорода заявляют, что повернулись к культуре лицом. Вы почувствовали это? И насколько оптимистично вы смотрите на работу с новым
губернатором?

- Очень провокационный вопрос… Если говорить о новых веяниях, могу сказать, что новая
команда губернатора региона и мэр города заинтересованы в том, чтобы музейное
сообщество Нижегородской общества и музеи развивались и составляли важную часть,
может быть, и экономического потенциала.

У Нижегородской области и Нижегородского художественного музея очень большой потенциал с точки зрения экспонатуры, потому что у нас есть вещи, которых нет ни в Москве, ни в Петербурге, ни в других города. Тоже самое это касается и литературных музеев, и историко-архитектурного музея. У нас большое достояние, которое можем правильно использовать, создавая, в том числе, и имиджевые вещи. Надо сосредоточится на том, чем богаты.

Нижегородской области и нижегородским музеям повезло, потому что наше собрание
формировалось и до революции 1917 года и после этого переворота. Из усадеб, которые
были в нашем богатом купеческом городе, многое попало в наш музей, а это поистине
шедевры.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
15 Ноября