Интервью

"Доля некачественного бензина, как правило, возрастает в осенне-зимний период"

"Доля некачественного бензина, как правило, возрастает в осенне-зимний период"
Директор ЦСМ Росстандарта в Нижегородской области Денис Миронов в программе "Герои Волги" рассказал Руслану Станчеву о качестве нижегородского топлива и продуктов питания, мерах по борьбе с контрафактом и возвращении доверия к ГОСТу.

Спектр деятельности Центра стандартизации и метрологии очень широк — от борьбы с липовыми сертификатами до проведения испытаний качества продукции. В общем, вы всячески пытаетесь улучшить товары народного потребления. Какие первоочередные задачи вы решили за те десять месяцев, что возглавляете учреждение, и над чем сейчас работаете?

Возглавив Центр, я в первую очередь посмотрел на экономику предприятия, и сделал вывод, что, несмотря на стабильный портфель заказов и высококвалифицированный коллектив, было чем заняться внутри. В частности, мы полностью взяли курс на клиентоориентированость, поскольку на горизонте маячила перспектива плановой убыточности.

Рынок конкурентный, ничего удивительного.

Это действительно так. Несмотря на то, что мы являемся федеральным бюджетным учреждением, мы ни копейки не получаем от государства и все деньги зарабатываем в рынке. Помимо этого, на нас возложена социальная функция, и мы, будучи крупными и зачастую менее поворотливыми, зачастую закономерно проигрываем более мелким и шустрым конкурентам.

Каким образом вы стали решать эту проблему?

Как я сказал, мы внедрили клиентоориентировнный подход, использовав для этого доступные современные технологии — в частности, электронную запись на сдачу средств измерений, а также создали на нашем сайте опцию "Личный кабинет". Таким образом, у наших клиентов появилась возможность контролировать сроки исполнения заказов.

Перспектива плановой убыточности после этого исчезла?

Пока прогнозы положительные. Оборот предприятия удалось увеличить на 10%. Это хорошо. Тем не менее, для нижегородцев гораздо важнее то, над чем вы сейчас работаете, и на что конкретно нам стоит обратить внимание, подходя, например, к прилавкам магазинов.

Меня, в частности, особенно интересует тема, связанная с поддельными сертификатами — откуда они появляются на рынке, и кто их выдает?

Ни для кого не секрет, что сами сертификаты можно купить довольно-таки дешево, просто зайдя в интернет. Самый правильный совет потребителям в этой связи — тщательно проверять документы, которые вам предоставляют. Хорошо, если его выдал тот орган, который вам хорошо известен — в частности, если эта наша организация. Мы, как минимум, никогда не торгуем бумагой и дорожим своей репутацией.

Ваша организация постоянно участвует в различных соцпроектах — в частности, проверяет качество топлива на АЗС, пищевую продукцию и так далее. Какие здесь есть проблемы на сегодняшний день, много ли несоответствий сертификатам?

Всю "нефтянку" мы проверяем систематически— и те образцы, которые приносят к нам из ПМТУ Росстандарта, и то топливо, которое закупают в ходе рейдов такие общественные организации, как Союз автолюбителей России и Общероссийский народный фронт.

То есть, у нас на заправках регулярно работают тайные покупатели, я правильно понимаю?

Да. Более того, мы консультируем общественные организации на предмет того, как делать такие закупки правильно.

И каковы результаты проверок?

Что касается топлива, примерно 30% не соответствует заявленному качеству.

Это много.

Здесь я должен сказать, что доля некачественного бензина, как правило, возрастает в осенне-зимний период. Часто такое топливо не соответствует ни одному из показателей, но обычно по ряду параметров отличия не существенны. Основная же проблема, с которой мы сейчас боремся — это когда через топливораздаточную колонку реализуется неподакцизное топливо, которое не соответствует техническому регламенту Таможенного союза, а наши потребители покупают его как дизельное. Как правило, в действительности это судовое или печное топливо, которое значительно дешевле по себестоимости, но при этом портит двигатели и очень вредит экологии. Но, как я сказал, в ближайшее время эта проблема будет решена, и соответствующий проект постановления в настоящее время находится на согласовании.

Виновные в продаже фальсификата будут наказаны?

В перспективе — конечно же, да. Но задача непосредственно нашего Центра — предоставить объективный анализ продукции. Мы даже не знаем, чья она, поскольку нам приносят просто пронумерованные образцы.

По поводу топлива понятно. А как обстоят дела на рынке, например, молочной и хлебобулочной продукции? У нижегородских предприятий пищепрома с качеством все в порядке?

К сожалению, не все и не всегда, хотя в большинстве случаев продукция действительно качественная. В сфере пищепрома у нас уже налажено отдельное направление работы, которую мы выполняем при поддержке правительства региона. В этом году стартовал конкурс "100 лучших товаров и услуг Нижегородской области", причем он проводится среди участников проекта Национальной системы сертификации.

Эти сто лучших производителей уже известны?

Итоги были подведены в августе и официально опубликованы в начале сентября. Победителей мы номинировали на участие в федеральном конкурсе, результаты которого станут известны в ближайшие несколько недель, и мы, безусловно, отдельно о них расскажем.

А в целом вы как оцениваете уровень качества нижегородских продуктов и товаров народного потребления, если сравнивать с другими регионами? Вы ведь раньше работали и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

Качество нижегородских продуктов питания, я бы сказал, достаточно высокое. Причем, как правило, производители сами идут нам на встречу и не боятся никаких испытаний и конкурсов. Любой добросовестный производитель заинтересован в том, чтобы продвигать свою продукцию на рынке честными методами. Меня, как специалиста, как раз настораживают те, кто сторонятся участия в наших проектах.

Тема фальсификата вообще достаточно масштабна, и затрагивает практически все группы товаров. Если говорить в целом, какая на сегодняшний день динамика в Нижегородской области? Подделок становится больше или меньше?

"Всплесков" выпуска фальсификата в Нижегородской области нет, поскольку, во-первых, хорошо работают надзорные органы, во-вторых, мы работаем, да и общественность подключается. Потребители все больше начинают "голосовать рублем".

То есть, люди готовы к обратной связи с органами власти, с вашей организацией? Насколько это на сегодняшний день интересно нижегородцам?

Люди, которые следят за своим здоровьем, которым небезразлично, чем они кормят своих детей, безусловно, следят за нашей информацией. В любом случае, покупатель делает выбор сам - понятно, что килограмм творога не может стоить 50 рублей, и, приобретая подобный товар, человек сам несет ответственность за свое решение.

Вы уже упомянули про Национальную систему сертификации. Известно, что это федеральный проект, и что Нижегородская область стала одним из первых его участников. Производители наносят на свою продукцию QR-коды, что позволяет с помощью мобильного приложения проверить ее качество. Так это работает?

Совершенно верно. Сам по себе проект призван вернуть доверие к ГОСТу: все мы помним, что эта маркировка всегда служила "знаком качества" любой российской продукции, который свидетельствует о том, что ее можно безопасно покупать и не переживать за напрасно потраченные средства. К сожалению, с определенного момента времени использование ГОСТа стало добровольным, и, мало того, ряд производителей стал использовать данный знак в маркетинговых целях, не повышая качество продукции. Так вот, Национальная система сертификация, которая вводится по инициативе Росстандарта, как раз и должна подтверждать покупателю, что продукция, маркированная ГОСТом, действительно ему соответствует и прошла испытания в аккредитованной государственной лаборатории.

А бывают сейчас проверки советского типа, когда, скажем, вы или ваши коллеги в неизвестный заранее день приходите в магазин с измерительными приборами и на месте все оцениваете?

Ну, процедура сейчас, конечно же, немного не совсем такая. Подобную проверку могут инициировать общественные организации, и сейчас проводятся рейды, в ходе которых проверяется, например, молочная продукция.

И как это происходит?

Группа общественников, заинтересованных жителей, приходит в магазин, покупает продукцию, маркированную ГОСТом, и приносит к нам в лабораторию. Мы ее тестируем и даем заключение. Причем для себя мы ведем и "белые", и "черные" списки такой продукции. В "черный" список, соответственно, попадают те производители, которые маркируют свою продукцию ГОСТом, но она ему не соответствует. Он опубликован на сайте нашего Центра, а также на сайте Росстандарта.

То есть, сама по себе надпись "ГОСТ" на упаковке ничего не значит, и все нужно перепроверять, я правильно вас понимаю?

Именно так.

Всем чиновникам, представителям госструктур и госкомпаний я всегда задаю один и тот же вопрос: у вас, безусловно, много бумажной и не только работы, но какова ее практическая польза для простых жителей? Вы на него уже дали исчерпывающий ответ. Поэтому спрошу о другом — много ли товаров в Нижегородской области на сегодняшний день можно проверить по QR-коду?

На сегодняшний день их более 150, и эта цифра постоянно растет. В работе нашего центра 50 заявок, которые мы, безусловно, выполним до конца этого года. Проект постепенно набирает обороты.

Насколько я понимаю, в перспективе вы ставите перед собой задачу ввести такую маркировку для всех товаров?

Безусловно. Здесь нет предела совершенству. Более того, сейчас при госзакупках заказчики сами начинают требовать от поставщиков выпускаемой по ГОСТу продукции либо документ, выданный в рамках проекта Национальной системы сертификации, либо протоколы испытаний. Никто не заинтересован в том, чтобы стать жертвой обмана, и купить некачественный товар, тем более за государственные деньги.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
15 Ноября