Интервью

"Мы нацелены на то, чтобы вывести русскую литературу из гетто"

"Мы нацелены на то, чтобы вывести русскую литературу из гетто"
Историк, литератор, редактор журнала "Неприкосновенный запас" Кирилл Кобрин рассказал в проекте "Герои Волги" о литературной премии "НОС"
 
- Кирилл, какую книгу "НОС" ищет, как книгу-победителя? И как это происходит?  

- Премия "НОС" была основана чуть меньше 10 лет назад, и она радикально отличается от существующих премий. Это премия, которая имеет другую задачу и другую процедуру. В других случаях литература рассматривается как соревнование. Я нахожу этот принцип сомнительным. Премия "НОС" - о другом: она не про лучшую книгу, она о том, как общество говорит о себе с помощью литературы. Главным критерием является именно этот факт, а не то, как литература отображает. Эта премия пытается выработать язык разговора о современной литературе и обществе, который отсутствует. Это выражается в публичном обсуждении книг. Обычная процедура премии: жюри собирается за закрытыми дверьми и выбирает лучшие книги. Все это происходит внутри, никто этого не знает. У нас по-другому: публичная дискуссия.

- Что у нас происходит в литературе? Она становится разнообразнее? Тяжелее ли вам выбирать лучшее?

- Я лично выбирал лучшие книги только первые три года. Русская литература развивается, и появляется много интересного, особенно в необычных жанрах. Вот есть беллетристика: романы, рассказы и так далее. С моей точки зрения, это самая неинтересная часть русской литературы. Самая интересная – это нон-фикшн: документальные книги, дневники, книги, написанные музыкантами, политиками и художниками. Мы нацелены на то, чтобы сделать русскую литературу современной, вывести ее из гетто.

- Что даст премии региональное жюри?

- Читатель зависит от географии, потому что русская культура выстроена вертикально: наверху находится столица, откуда идут сигналы, что читать, а что нет. Россия состоит из регионов, каждый из которых интересен. Мы хотим сделать, чтобы читатель не зависел от региона. Два процесса – нижегородского "НОСа" и московского – идут параллельно. Если все получится, мы на основе нижегородского "Арсенала" запустим дальнейшее продвижение в регионе.

- Нижегородское жюри выбрало шорт-лист, дальше будут еще шаги. Как вы оцениваете региональный состав? Насколько их решение соответствует вашему мнению о том, как должен выглядеть этот шорт-лист?

- На последний вопрос я, естественно, не отвечу, потому что это будет некорректно. Я выступаю как человек, который помогает это сделать, я не хочу влиять на решение. А жюри потрясающее. Мы выбирали людей очень сознательно. Это традиция премии "НОС", чтобы в жюри практически не было критиков и людей из филологии. Дебаты получились очень интересными, даже интереснее многих, которые вело московское жюри.

- Будет еще один этап, когда будет выбираться победитель. Ведь зрители тоже принимают участие?

- В дискуссии всегда участвует зритель. Есть еще один важный момент: мы пошли на небольшое изменение регламента. В московской премии зал голосует только при выборе победителя, а мы решили уже на этапе выбора шорт-листа ввести голосование зала. Нижний подтвердил высокий эстетический класс.

- Можно ли ориентироваться на премии людям, которые хотят читать русскую литературу? Если да, то какие еще премии вы считаете достойными доверия?

- Опять же, это будет не очень корректно по отношению к другим премиям. Все они хорошие и все разные. Есть премия имени Белкина – она дается за повесть: значит, тем, кто хочет читать повести, нужно с ней ознакомиться. "Ясная поляна" - толстовские традиции. Если вы модернист с уклоном в авангард – премия Андрея Белого для вас. В этом смысле в России все очень хорошо сделано. Ориентироваться ли на премии? И да, и нет. Все-таки книги выбирают другие люди.

 - Вы говорили как-то, что Нижнему Новгороду не хватает идентичности. Вы видите, что изменятся ситуация с точки зрения интеллектуальности?

 - Слово "идентичность" - одно из самых переоцененных в мире. Все ее ищут. Это сложная вещь. Идентичность – это то, что конструируется, а не ищется. Мне всегда казалось, что Нижнему не хватает понимания себя как себя. За последние 20-30 лет была проделана гигантская работа. Было много подвижников, которые работали, и в результате становится все интереснее и интереснее. Здесь все в порядке с художниками, музыкантами, композиторами. С литературой… Есть хорошие писатели и поэты, но сайтов и издательств не хватает. Я думаю, что задача премии – подтолкнуть, чтобы это началось. Литература – это наши слова о нас. Что может быть важнее?

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
11 Декабря