Интервью

"Главный принцип — отовсюду убрать мусор: из лесов, с полей, из наших дворов"

"Главный принцип — отовсюду убрать мусор: из лесов, с полей, из наших дворов"
Председатель комитета по экологии Законодательного собрания Нижегородской области Владислав Атмахов в эфире программы "Герои Волги" рассказал о "мусорной мафии", предстоящей реформе и утилизации бытовых отходов.

- Есть тема, которую уже никак нельзя обойти стороной, о которой нужно говорить громко, чтобы все услышали. Это тема "мусорной" реформы, реформы обращения с отходами. С 1 января вступает в силу новый закон. Это чья затея? Это федеральная тема или мы придумали ее на месте?

- Это изменения в федеральном законе №89, который еще в 2014 году был "запущен в серию". Конечно, он федеральный.

- То есть мы исполняем в эту секунду решение центра?

- Да. Возможно, будут еще изменения, правительство сейчас присматривается. Но, в общем и целом, есть направления и по другому-то жить уже нельзя.

- Главный принцип этой реформы в чем?

- Главный принцип — отовсюду убрать мусор: из лесов, с полей, из наших дворов. Навести порядок в этой системе. На самом деле как бы это, может быть, кощунственно не звучало — в конечном итоге привести к тому, чтобы люди четко понимали, что творится с их мусором и за что они платят свои деньги.

- На сегодняшний день как оплачивают люди? Мусор же вывозится каким-то образом. Мы же пока на свалках не живем, вроде как. Где-то лучше, где-то хуже, но, в принципе, контейнеры от мусора освобождаются. Он забирается кем-то и куда-то отвозится. Вот на сегодняшний день куда его везут?

- Это старая история. С постсоветского пространства нам осталась. Вы знаете, что начали заниматься в основном домами, частным сектором и остальными территориями домоуправляющие компании. Ну, в основе своей. Есть еще ЖЭУ. ДУКи - они, прежде всего, имели на своем балансе транспорт. Мусоровозы, которые могли собирать этот мусор и отвозить уже непосредственно на объект захоронения. К сожалению, у нас в свое время были только эти объекты захоронения и постепенно мы пришли к объектам, которые должны будут называться по-другому — объектами утилизации. Это другая тематика. Швеция, к примеру, у всех своих соседей сейчас закупает мусор и получает от этого и прибыль, и доходность, и даже топливо. Современные технологии позволяют запускать это и у нас.

- Это вопрос далекой перспективы. Вопрос конкретно об этой реформе, которая касается каждого человека, каждого предпринимателя. Потому, что все будут иначе платить и иначе понимать, за что они платят. Это случится с 1 января. Осталось времени совсем чуть-чуть. Люди что в итоге получают кроме улучшения экологии и чистоты во дворах?

- В конечном итоге мы надеемся, что когда эта реформа до конца будет работать, то и расчет по мусору начнет падать. Это некие экономические закономерности, которые происходят тогда, когда мусорная реформа реализуется — весь мусор будет на объекте разбираться, будут добываться полезные фракции. И, опять возвращаясь к мировым тенденциям. Возможно, в будущем государство сможет снизить тарифы. Это вполне вероятно, но нужно время.

- То есть ДУКи с 1 января из этой истории выходят?

- Не все ДУКи. Те ДУКи, которые играли в регионального оператора, грубо говоря, выставляли свои предложения и победили в этом конкурсе... Там ведь можно перевозить мусор в этом процессе, можно заниматься полигоном. А можно быть регоператором, который следит за этим процессом. Можно просто подойти к какому-то оператору, который выиграл и предложить свои условия и услуги. И те ДУКи, которые так поступили — наверное, они и будут заниматься этим процессов.

- У нас девять на сегодняшний день регоператоров, которые понятны. Я правильно понимаю, что они сертифицированы? Готовы ли они к работе?

- Вот здесь вопрос интересный. Я бы сказал так: на сегодняшний момент пять объектов из девяти в Нижегородской области более-менее готовы для приема мусора. Это важно, чтобы уже сегодня, насколько это возможно, можно было бы частично отобрать полезные фракции и как можно меньше отнести в захоронение. В законодательстве у нас прописано до 2024 года дойти до процесса 60% переработки и всего 40% захоронения. И так дальше этот процесс должен продолжаться.

Сложностей очень много. Нижегородская область одна из первых подошла к этому процессу. И мы первые в РФ, кто стал строить именно объекты переработки и сортировки мусора. И в этом плане мы поймали первые "шишки", потому что население не до конца это понимало для чего это все делается, и что же происходит с их мусором. Мы как раз попробовали поработать с этим процессом и найти, куда сбывать отобранный пластик, где его перерабатывать, куда отправлять другие полезные фракции. И мы оказались в первой пятерке подготовленных регионов к данной реформе.

- Тем не менее, Вы сказали, что из девяти операторов только пять полностью готовы. А остальные? Вероятность того, что они будут не готовы, существует?

- Они в процессе. Вы знаете, за этим должны следить соответствующие органы. Как же мы это поймем, если не начнем с этим работать? Наше предложение такое: мы должны исполнять законодательство федеральное, которое у нас сейчас движется. Исполнять, желательно, всем. В том числе и жителям. Если этот процесс наладится — в дальнейшем все будет легче и проще, и быстрее реализовываться на местах. К слову, региональные операторы зависят и от нас с вами.

- Во всем мире известно, уборка мусора — это очень высокодоходный и очень большой бизнес. По сути, наведение порядка сейчас в этой сфере — это, в том числе, и борьба с "серой" частью этого бизнеса. Ведь мы с вами знаем прекрасно, что у нас большое количество несанкционированных свалок, куда просто люди, забирая деньги, отвозят и оставляют. Как сделать так, чтобы этого больше не было никогда?

- Мы об этом и говорим. Изначально новое законодательство в своих технических параметрах заставляет всех перевозчиков мусора установить специальные датчики, которые будут показывать местоположение транспорта — где он взял мусор и куда отвез. С 1 января 2019 года мусор становится товаром. Это важный очень процесс. Если до этого размывалась стоимость его в платежках так, что до сих пор мы не можем понять, сколько мы платили до этого. Ведь мы уже два года возим по новым тарифам. В современных перерабатывающих комплексах установлен новый тариф, но цена особо не росла.

- На сегодняшний день есть понимание по тарифам?

- Специалисты, те кто занимается этим вопросом, говорят, что им недостаточно времени и они готовят расчеты к 20 декабря.

- Вы же эксперт. У Вас есть предположения?

- Давайте, во-первых, доживем до введения нового тарифа, но мое мнение — это будет 20-30% в городе. По области есть места, где сложнее логистика, больше транспортные расходы. Но я надеюсь, что здесь правительство Нижегородской области примет какое-то правильное решение и на населении сильно это не скажется.

- Но операторы — это бизнес. Нет ли ощущения, что будет картельный сговор?

- Нет, это невозможно. Для этого есть РСТ — это специальная служба, которая контролируется. Эти процессы проверяются. Они когда считают — они рассчитываются в том числе и с той составляющей, которая называется инвестиционной.

- То есть аппетиты бизнеса будут нивелированы?

- Я надеюсь, что тут как раз очень важный процесс — правительство должно договориться с бизнесом, а депутаты будут контролировать. Мы просим жителей обращаться к нам. Если мы почувствуем, увидим и зафиксируем какую-то проблему — будем обращаться в соответствующие органы для ее разбора.

- Если проигнорировать все это — что будет?

- Будет социальный взрыв. Я все-таки надеюсь, что мы этого не допустим. У нас страна организованных людей. Мы самые чистые в Европе. И я надеюсь, здесь люди проявят социальную ответственность, патриотизм, и захотят жить в чистом городе и в чистой стране.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
09 Декабря