Интервью

"Инсталляция группы "Мыло" начала "диалог" с каменными стенами Арсенала"

"Инсталляция группы "Мыло" начала "диалог" с каменными стенами Арсенала"
Арт-директор музея Современного искусства г. Пермь в программе "Герои Волги" рассказала Валентине Тимониной о связи политики и искусства, пополнении музейной коллекции и образовательных программах.

- Вы приехали в Нижний Новгород с выставкой из музея Современного искусства Перми в Арсенал. Выставка "Напряжение растет" – избранные произведения из коллекции музея. Что нас ждет на этой выставке?

- Название выставки позаимствовано от работы Тимофея Радия, которая входит в коллекцию музея, и была создана 5 лет назад, когда музей переживал достаточно драматичный период своей жизни. У нас была выставка "Транзитная зона" – последняя прощальная выставка на Речном вокзале в том месте, где музей был рожден, и прошла самая легендарная часть первого этапа жизни. Это прощание с Речным вокзалом, прощание с прошлым, и абсолютная неизвестность, которая была перед нами 5 лет назад связана с определенным проектом. И "Напряжение растет" стала метафорой нашего состояния. Поэтому название не случайно. Эта выставка коллекции, которая за 10 лет трансформировалась от первоначальной идеи, которую в свое время придумал Марат Гельман. Эта идея "Русского бедного", которая также была показала в рамках выставки в 2008 году, которая открыла музей и была импульсом, на котором до сих пор движемся.

За 10 лет коллекция очень сильно трансформировалась, наполнилась большим блоком пермского современного искусства. В ней появились работы художников Азии и Закавказья. И сейчас это сборная история. В коллекции у нас почти 1,5 тыс. экспонатов. В Нижний Новгород мы привезли очень маленькую часть, и даже в том виде, в котором она представлена, можно понять о ее многообразии и монументальности. Я благодарная Алисе Савицкой, которая очень хотела показать наши большие инсталляции. Но у нас сейчас нет такой возможности. А в Арсенале можно "развернуться".

- Как вы выбирали работы, которые поедут в Нижний Новгород?

- С одной стороны была вводная история, которую очень хотел Арсенал. Это показать монументальные инсталляции, большие работы. А дальше мы двигались по залам, и по формированию контекстов важно было показать и часть коллекции "Русского бедного", которая представлена в виде работы знаменитой библиотеки Пиноккио Петра Белого или скелетов Александра и Ольги Флоренских. Кроме того, хотелось также создать визуальные акценты в виде большой эксплозии с флагами. Это яркое цветное пятно, которого не хватало. Также будет представлена "Янтарная комната" группы "Мыло", она включает много ностальгических переживаний с ушедшей эпохой и чувственных ассоциации и иронии относительно больших советских мифов. Выставку открывает совершенно неожиданная работа очень молодой пермской художницы Насти Улановой "Пальто", в подкладке которого текст пермского поэта Ивана Козлова. Выставка предваряется Пермью, а дальше уже следуем по экспозиции. Заканчивается она знаковыми работами, которые ведут диалог между собой. Это инсталляция Леонида Сукова "Кованое время" и "Напряжение растет". Вторая работа – большая металлическая работа Тимофея Радия. Стоит отметить, что его работы "уличные". И большая удача, что в коллекции музея есть одна из его работ.

- Нижегородский Арсенал и Пермский музей работают вместе. Вы часто обмениваетесь выставками. Как вы оцениваете такой опыт, и как часто вывозите свою коллекцию за пределы Перми?

- Последние 5 лет мы систематически устраиваем туры наших коллекций. Арсенал – самый представительный показ. Надо отметить, что Арсенал невероятно красивое пространство. Там такие возникают открытия… к примеру, инсталляция группы "Мыло" начала "диалог" с каменными стенами Арсенала. Мы возим экспонаты из нашего музея в Екатеринбург, в Воронеж, Самару. Но с Арсеналом мы начали плотно работать несколько лет назад, это было необходимо в рамках стратегии Пермского музея современного искусства, потому что рам по большому счету нужно было перестраивать стратегию и восстанавливать новую систему отношений с партнерами, институциями. Арсенал наш большой и хороший друг. У нас получаются хорошие взаимные обмены. Это не просто приезды в одно сторону. В прошлый раз и Арсенала мы привозили выставку "Свежий слой", посвященную нижегородскому современному искусству. Здесь была показала выставка "Графика по Брайлю", которая получила "Серебряного лучника". Сейчас мы привезли коллекцию, а летом к нам приедет проект Арсенала "Царь горы", которая была здесь ранее показана. Надо также отметить, что мы Приволжский федеральный округ. И есть политический контур, с которым мы плохо работает. К примеру, Пермь больше себя ассоциирует с Уралом, а не с Приволжье. Екатеринбург к нам ближе географически. Поэтому контакты творческие и человеческие там активнее. Но находимся мы в Приволжском федеральном округе и важно прокачать эту коммуникацию, потому что периодически возникает такая необходимость на политическом уровне. Процессы запускаются медленно. И культурные связи важны, чтобы поддерживать и развивать эти связи.

Мы мечтаем о монументальных историях сотрудничества. Сейчас готовим с Арсеналом выставку на два музея. Она состоится в Арсенале в Нижнем Новгороде в конце года, а у нас в Перми в следующем году. Это международный проект с датским участием при поддержке Посольства Дании. Это первая попытка не просто обменяться готовыми проектами, но и спроектировать его аккумулировать ресурсы, и развернуть на две площадки.

- В какой ситуации музей находится сейчас? Что у вас сейчас происходит?

- Сейчас мы находимся на временном поселении в бывшем торговом центре, который арендуем целиком. С наружи выглядим странно, после Арсенала вообще кажется, что мы живем в картонной коробке. Это архитектура 2000-х годов. Но когда попадаешь внутрь, радикально меняются ощущения. Насколько смогли мы трансформировать внутри это здание, мы это сделали, создав внутри ощущение полноценного музея.

Музей сегодня – один из ведущих музеев страны с точки зрения качества экспозиции, содержание программ, в том числе и образовательных, которые у нас в последнее время появились. Пришлось менять стратегию. Если раньше мы жили в комфортных условиях при максимальной поддержке губернатора области, то потом оказались в ситуации, когда оказались без поддержки. Учились заново выстраивать отношения с городом.

Сейчас целенаправленно показываем пермское искусство, мы его развиваем, стараемся мыслить не в выставочной логике, а проектной. И каждый проект способ коммуникации с различными городскими обществами для того, чтобы они воспринимали музей не как чужеродный объект, а как свой городской музей, созданный для них и выполняющий разные культурные задачи. Музей внимателен к локальным проблемам и историям. В другой стороны мы усилили музейный контур и сотрудничество. Впервые начали привозить выставки из Третьяковской галереи и Русского музея. Благодаря этой большой истории усилили музей, находясь в странной внешней архитектурной оболочке, которая не очень поддерживает нашу репутацию, но за счет содержания и сильного контента мы ее удерживаем.

Кроме того, мы вынуждены были сформировать большое количество образовательных программ с самыми разными аудиториями, чтобы разрыв между супермузеем и суперколлекцией и не понимаем вокруг него индустриального города. Слой людей которые его понимают очень тонкий. У нас сейчас одна из самых сильных образовательных программ с в стране. Наши специалисты могут уже обучать специалистов других музеев. Диапазон программ фантастический: от детей 1,5 лет, большой блок проектов для подростков и для людей старше 55 лет.

В прошлом году мы взяли все награды за наши образовательные программы. И "Инновацию" и Курехинскую премию. Это все, как мне кажется, связано с тем, что мы пережили тот кризис, и изменились полностью. Сейчас музей "устойчив" и менее подвержен смене политических элит. Сейчас за нами город, люди, которые нас перестали бояться и полюбили. Кроме того, нас поддерживает и культурная общественность со всей страны. Это большая партнёрская сеть. Это важно.

- Понимаю, что не очень легко жить внутри эксперимента, но всё наше существование доказывает обратное. Это редкий пример.

- Невзирая не смену политического курса, нам удалось сохранить финансирование, и коллекция была гарантом выживаемости музея. Можно ликвидировать институцию, юридическое лицо, но когда у тебя гигантская коллекция… Марат Гельман сделал большую работу и спровоцировал ситуацию, когда сложно ликвидировать музей с коллекцией.

- Есть возможность ее пополнять?

- Конечно. Мы ее пополняем, но медленно. Коллекционирование вообще больная тема. В основном пополняем коллекции за счет дарения или выставочных проектов. В этом году нам исполняется 10 лет, и мы рассчитываем, что на волне юбилейного года наша коллекция пополнится.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
19 Апреля