Реклама
Интервью

"Человек должен понимать, что делает что-то хорошее"

"Человек должен понимать, что делает что-то хорошее"

Координатор нижегородского поискового отряда "Волонтер" Сергей Шухрин рассказал в интервью "НТА-Приволжье" о трудностях в работе, планах и попытках создания филиальной сети в Нижегородской области.

Все движение состоит из добровольцев, никто из них не получает за свою работу никакой платы, разве что многочисленные благодарности от родственников найденных людей и чувство, что сделал доброе дело, помог кого-то спасти.

- Как люди приходят к вам в отряд, что ими движет?

- Все люди попадают к нам по разным причинам и мотивам, в разное время и с разным погружением. Кто-то пришел один раз в году спасти ребенка, который запал ему в душу, понравился, а кто-то приходит всерьез и надолго. Учится руководить, учить других и организовывать добровольцев.

В отряд можно попасть в любой момент и в любом качестве. Можно прийти на собрание послушать, чтобы быть в курсе, как все устроено, можно прийти на тренировку, на учебный или настоящий поиск, наклеить одну листовку и считать, что гражданский долг выполнен. Есть и другой путь - можно записаться на все курсы, на все тренировки, на все "обучалки" и начать строить свою "карьеру" от простого поисковика вплоть до командира отряда. У нас это все можно пройти как в армии, как на войне, за несколько месяцев.

- А что заставляет нижегородцев приходить в качестве волонтеров, бесплатно трудиться и искать других людей?

- Мы надеемся, что большинство все-таки приходит для того, чтобы помогать другим, почувствовать собственную значимость, совершить хороший поступок и им гордиться.

Человек сам для себя должен понимать, что он делает что-то хорошее. Большое количество людей приходит именно в коллектив, к единомышленникам, для того, чтобы найти себе компанию по интересам, людей неравнодушных, таких же, как он, людей, увлеченных спасением других. Кто-то приходит для того, чтобы освоить определенные навыки, потому что у нас очень много "обучалок" по навигации, картографии, связи. Сейчас водолазов начали готовить. Есть группа пилотов дронов, есть кинологи, поэтому "развлечений" выше крыши. 

- Как вы сами попали в отряд? 

- У меня эволюционная процедура попадания. Сначала я был просто директором компании, которая занимается уборкой промышленных предприятий. В качестве социального проекта мы начали проводить субботники. На предприятиях у нас чисто и мы хотим, чтобы чисто было везде. Соответственно появились добровольцы, участники, сочувствующие.В то время я увлекался подводной охотой и в рамках таких субботников мы начали чистить озера от мусора, нашли две угнанные затопленные машины, подняли их и вернули владельцам. Создался волонтерский отряд по очистке водоемов.

Потом была история с пропажей девочки, по радио я услышал. Выступал волонтер и звал на ее поиски. Двухлетняя девочка ушла из дачных садов и пропала. Это было два-три дня, я несколько раз слышал это сообщение, потом наступила тишина. Мне стало интересно, чем закончилась эта история, а закончилась она грустно. Девочка утонула в соседней речке.

Я тут же записался в отряд, но в московский, никаких других здесь у нас пока не было. Поехал туда на учения и тренировки, они только начинали тогда. Я сразу понял, что такая штука нужна нам в Нижегородской области, предложил им открыть филиал. Но они сказали, что у них полно дел и никуда они не собираются. Пришлось приезжать сюда и создавать все с нуля. Учитывая, что я преподаватель ОБЖ, служил в армии и сейчас являюсь офицером запаса, у меня есть навыки командования. Образование по специальности менеджмента дает понимание о системности процессов. Появилось осознание, что лично я, видя проблемы в какой-то системе, в данном случае в поиске людей, применяя свои знания и навыки, могу что-то существенно улучшить. На самом деле секреты там не очень сложные, а улучшать систему возможно в любой ситуации, и в государственной структуре и в частной и в общественной организации. Надо знать просто эти механизмы.

- Какие у вас сейчас есть планы развития отряда? Намерены ли вы расширять "филиальную сеть"?

- Буквально в первые несколько месяцев после того, как мы создали отряд, а было это в 2011 году, мы поняли, что его созданием проблема поиска людей не решается. У нас было 50 человек на тот момент более-менее обученных, но мы поняли, что есть еще масса проблем, которые находятся на стыке других министерств и ведомств. Мы начали параллельно их решать, и отряд стал обрастать разными проектами. То есть если люди теряются в лесу — мы стали вешать стрелки, если люди проваливаются в колодцы — стали стараться выявлять опасные объекты.

Отряд рос, мы начали выигрывать гранты, каждый год росли на 10-20% и по размерам и по эффективности, и вот уже третий год мы строим филиальную систему, создаем подразделения в районах Нижегородской области, потому что, какой бы ни был отряд, самый подготовленный и быстрый — он не успевает приехать на поиски бабушки за 100-200 километров.

Люди теряются после обеда. С утра человек ходит и думает, что не потерялся, а когда домой надо идти — тут-то он и осознает. Соответственно, мы узнаем об этом ближе к вечеру. По пробкам выезжаем и приезжаем к темноте, а до утра уже многие не доживают. Именно поэтому на сегодня наше основное направление — это взаимодействие с местными органами власти, с местным населением по созданию таких вот подразделений добровольцев-спасателей-универсалов.

Поиск людей важен и нужен, но мы хотим, чтобы люди в районах занимались не только поисками, потому что их может и не быть в большом количестве. В отдельно взятом районе может не пропасть человек, но добровольцы могут заниматься уроками безопасности, выявлением опасных объектов, развешивать стрелки. Все, что на месте можно сделать для повышения безопасности населения напрямую зависит от самого населения.

На сегодня у нас уже есть восемь подразделений — Арзамас, Бор, Богородск, Выкса, Дзержинск, Кстово, Семенов, Чкаловск. Планируем еще порядка 20 открыть в ближайшее время, потому что у нас есть грант на снаряжение и оборудование для этих районов. На сегодня функция отряда не только в самостоятельном выезде и поиске. Мы сегодня становимся ресурсным центром, который координирует, обучает и снабжает районные подразделения. Это намного важнее и эффективнее для потерявшихся людей, потому что приехать на следующий день или через день всегда хуже, чем в первые часы.

В первые сутки примерно 80% "потеряшек" находятся живыми. На вторые-третьи сутки уже половина и дальше по убывающей: здоровье человека может не выдержать, или он уйдет очень далеко. Ресурс человеческий всегда ограничен. Людей надо много, их всегда не хватает. С одной стороны, мы пытаемся активно привлечь население, с другой заменяем добровольцев какими-то техническими средствами, вроде дронов и компьютеров, и собаками.

- Как вы привлекаете новых людей, какие каналы используете?

- Мы используем все возможные способы, методы и ресурсы для того, чтобы рассказать людям об этой проблеме и привлечь их к участию в отряде.

Отряд — это отличное место, для того, чтобы проявить свои лидерские качества, приобрести новые знания и попасть в отличную компанию. Надо просто людям об этом рассказать, многие не знают. Многие думают, что у нас сложно: неизвестные персонажи, незнакомая компания. Не поверите, там все не знакомы между собой. Там есть пять человек, которые организуют, остальные новички. Все в одинаковых условиях.

Для того, чтобы понять, как все это работает, нужно просто приехать, неважно, куда: на обучение, на поиск. Система построена таким образом, что человек без образования и знаний каких-то и то сможет быть полезен. Одна наклеенная ориентировка всегда лучше, чем ни одной. Если человек вообще ничего не умеет делать - можно варить кашу в лагере, расклеивать ориентировки, опрашивать свидетелей. А если человек приехал в резиновых сапогах, готов взять в руки фонарик, навигатор и компас на шею повесить — его проинструктируют, все ему расскажут, покажут, и по возвращении обязательно накормят, напоят и отвезут домой.
 - Вы ведь не сразу пускаете волонтеров на поиски. Сколько период обучения длится?

 - Если человек погибает в лесу — мы даже новичка, который только что приехал, поставим в группу вместе с опытным человеком и дадим ему возможность реализовать свой гражданский долг. Мы не можем запретить человеку искать и спасать другого. Учитывая, что в лесу человек находится три — четыре часа, то есть очень короткое время, потом он уже мерзнет и испытывает чувство голода, этот человеческий ресурс очень ограничен. Поэтому учиться в лесу вредно и не эффективно, учиться нужно заранее. Курсы могут быть самыми разными: у нас есть двухдневные, к примеру, по восемь часов, которые мы организовали совместно с учебно-методическим центром ГО ЧС им. Чуйкова. Каждый месяц эти курсы проходят 15 человек.

Мы организуем свои занятия практически ежемесячно. "Новичковые обучалки" так они и называемые. Три-четыре часа информации о компасе, рации, навигации и прочесе местности. Есть специализированные занятия для картографов, которые могут длиться два-три дня. Обучаем также инфоргов на протяжении двух-трех дней. Есть командно-штабные учения однодневные, есть презентации и инструктажи. Самое главное, что 90% информации собрано в Интернете. Мы понимаем, что все люди заняты, работают, и им некогда приезжать. Именно поэтому для самостоятельного обучения собрано все: фильмы, презентации, методички. Можно просто приехать и закрепить на практике полученные знания.

- Кто нужен вашему добровольческому отряду сейчас?

- Мы собираемся развивать направление, касающееся дронов. Нам нужны любители беспилотной авиации, у которых есть дроны, или даже те, кто хотел бы научиться на них летать. До этого дроны использовались малоэффективно, но появились технологии, позволяющие повысить их эффективность в десятки раз. Речь идет об искусственном интеллекте и программировании полетов, когда дрон сам летает по заданному маршруту.

Напомним, 23 сентября председатель СК РФ Александр Бастрыкин провел оперативное совещание по вопросам розыска без вести пропавших несовершеннолетних, на котором заявил, что Нижегородская область лидирует по числу разыскиваемых детей. ПСО "Волонтер" на настоящий момент занимается поиском восьми детей и около 150 взрослых.

Ранее сообщалось, что около 1 тыс. добровольцев искали потерявшуюся в конце августа в лесу Нижегородской области пятилетнюю Зарину Авгонову. О том, как стал поисковиком один из них, приехавший из Узбекистана Нозимжон Аскаров, можно прочитать в нашем материале.

"Филиалы поисково-спасательной группы "Рысь" будут созданы в районах Нижегородской области", - заявлял ранее агентству "НТА-Приволжье" руководитель поисково-спасательной группы "Рысь" Андрей Ермолаев.

"Волонтерство — это идеал христианского служения людям", - заявлял ранее агентству "НТА-Приволжье" пресс-секретарь Нижегородской епархии РПЦ иерей Алексей Пестрецов.

"Волонтерское движение в Нижнем Новгороде стало точкой консолидации общественной активности", - заявлял ранее агентству "НТА-Приволжье" социолог, старший научный сотрудник Нижегородского филиала Института социологии РАН Александр Прудник.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Реклама
Интервью
Реклама
Комментарии
Реклама
16 Декабря 111