Реклама
Интервью

"Социальное предпринимательство – это когда бизнесмен видит проблемы в обществе"

"Социальное предпринимательство – это когда бизнесмен видит проблемы в обществе"
Основатель проекта "Территория РИТМа", руководитель проектного отдела "Доступная среда" Роман Пономаренко рассказал Руслану Станчеву в программе "Герои Волги" о мотивах реализации социальных проектов, отличиях социального предпринимательства от коммерческого, а также культуре взаимодействия с людьми с инвалидностью.

- "Территория РИТМа" проводится уже третий год в Нижегородской области. В прошлом году был признан лучшим социальным проектом на российском форуме в Сочи. Что вас сподвигло создать этот форум, какой главный мотив?

- Мотив – делиться. Я прошел интересную жизнь, начиная от того, что я не мог выходить на улицу и лежал, до предпринимателя и руководителя общественной организации. Раньше я просто боялся выходить на улицу, а сейчас все по-другому. Мне этим хотелось поделиться, и не только с людьми с инвалидностью. Кроме того, хотелось научить, как быть предпринимателем своей жизни.

-В свое время вы торговали и шаурмой, и одеждой. В конечном итоге вы решили, что деньги зарабатывать это не главное. Главное служить обществу?

- И при этом зарабатывать…

- Появилась организация "Ковчег", которая помогает людям с инвалидностью и их семьям интегрироваться и социализироваться, занять свое место и быть нужным обществу. Сколько участников в организации? Какими проблемами занимаетесь?

- Организация у нас не большая. Она ведет несколько направлений. Первое - доступная среда. Это создание комплексной доступности, начиная от физической и заканчивая культурой взаимодействия с людьми с инвалидностью, потому что важно, как общаться. Второе направление – создание проектов таких как "Территория РИТМа" и развитие социального предпринимательства.

- Чем отличается простое предпринимательство от социального?

- Классическое предпринимательство – это про деньги. Социальное предпринимательство – это когда бизнесмен видит проблемы в обществе, в сфере экологии, медицины, образования, создает бизнес-модель решения этих проблем. Проблема решается и при этом предприниматель зарабатывает деньги. Причем это инновационное предпринимательство, потому что надо находить пути решения этих проблем, и при этом еще надо заработать.

- Сколько в Нижегородской области успешных предпринимателей с приставкой социальный?

- Вообще социальное предпринимательство только зарождается и набирает обороты. И если брать в процентном соотношении, то всего 1% от всех предпринимателей. У нас довольно много в регионе их появляется.

- Государство поддерживает также это направление?

- Конечно. Центр инноваций социальной сферы создан при министерстве промышленности Нижегородской области. Поддержка образовательная, информационная, в том числе грантовая и финансовая.

- Практика показывает, что во всем мире и в России, в том числе, из 100% предпринимателей, которые начинают свою деятельность, работая на себя, выживает максимум 10%. Молодежь сейчас хочет быть чиновниками и работать в "Газпроме", но только не лезть в этот предпринимательский омут, где неясно. Как вы оцениваете ситуацию?

- Да, такое есть. Предприниматель – это смелость, это некое мышление. Я считаю, что предпринимательскому мышлению можно научить. Проект "Территория РИТМа" – это как раз об этом. Не обязательно человек после этого пойдет в бизнес, он может пойти и в политику, в НКО и создавать там зону развития.

- Терминология инвалид, ограниченные возможности, есть новое слово – особенные. Насколько это важно для вас? Как к вам относятся?

- Для меня это уже не важно, потому что я прошел все стадии: от страха до улыбки. Иногда было больно. У меня была первая машина "Ока", где был наклеен соответствующий значок, помню на встречу ехал автомобиль, и водитель мне сказал: "Подвинься инвалид". Я хотел выпрыгнуть из машины и начать с ним драться. Я же не с детства с инвалидностью.

Сейчас я нормально на это реагирую. Я обучаю сейчас нижегородцев культуре обслуживания, взаимодействия с людьми с инвалидностью, это клиенты для бизнеса. Мало кто из бизнеса их рассматривает клиентами.

- Те, кто попал в сложную жизненную ситуацию, мне кажется, большинство из них пытаются сложить крылья. Не у всех есть характер противостоять, хотя потенциал есть у многих. Мы знаем случаи, когда человек попал в трагедию, лег на диван и доживает, становясь обузой для родных? Что им посоветовать? На чем сконцентрироваться?

- Меня привезли на "скорой" сдавать экзамены, потому что не было доступной среды. Я жил на третьем этаже. Сейчас появляются огромные возможности: образование, доступность, работа. И сейчас намного проще на самом деле. Второй момент – важно, что бы поддержали родные и близкие, родственники и друзья. Меня, к примеру, поддержали мои родители, который сказали: "Ну и что с инвалидностью? Давай двигаться дальше". Я получил образование и стал работать. В тот момент мне родители дали крылья. Если ситуация подобная складывается, нужно поддержать человека. Потому что через некоторые время он может быть радостью, может и работать, и жениться, и путешествовать. Сейчас многое идет из головы.

- Тема инклюзивности актуальна и активно обсуждается, там много деклараций, на мой взгляд. Много бравадных историй. Как человек, который с этим сталкивается каждый день, вы сейчас с оптимизмом смотрите на все, как меняется мир вокруг или есть еще над чем работать?

- Глеб Никитин принял решение создать в рамках "Стратегии развития Нижегородской области" проектный отдел "Доступная среда", который я возглавляю. Сейчас мы разработали понятие "доступной среды", куда включены не только физическая доступность, но и информационная, сервисная, в том числе и культура инклюзии. Это обществе, где каждый человек чувствует себя не проста равным, а имеет возможность реализовывать себя, вне зависимости от того в очках или с инвалидностью. Сейчас государство настроено дружелюбно. Я видел, как было раньше, и мне есть с чем сравнить. Вижу изменения.

- Национальный проект "Демография" предполагает поддержку людей с ограниченными возможностями. В Службу занятости обратилось более 2 тыс. человек. Это большая цифра на ваш взгляд?

- Считаю, что да. У меня у самого есть проект по трудоустройству людей с инвалидностью. У нас есть проблема – найти людей с инвалидностью. Есть работодатели, которые готовы трудоустраивать их, но нет людей с инвалидностью. Потому что они не социализированы.

- Нижегородская область входит в тройку лидеров по России по объему квот на рабочие места для людей с инвалидность. Есть деньги. Но, тем не менее, из более 2 тыс. обратившихся в Службу занятости трудоустроено лишь 1,466 тыс. человек. Почему?

- Есть проблема. Иногда сложно адаптировать рабочее место для человека с инвалидностью. Мы хотим инициировать закон, согласно которому, если предприятие не может трудоустроить человека по некоторым причинам, оно может платить другому работодателю, кто это сделает. Такая практика есть в других регионах.

Кроме того, люди сами не готовы идти на квотированные рабочие места, потому что подчас они не интересны для людей с инвалидностью. Зачастую их рассматривают как низкопрофильных специалистов. Это неправда.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Реклама
Интервью
Реклама
Комментарии
Реклама
09 Декабря 111