Реклама
Интервью

Ситуация по коронавирусу в Нижегородской области стала более стабильной

Ситуация по коронавирусу в Нижегородской области стала более стабильной

Заместитель губернатора Нижегородской области в программе "Герои Волги" рассказал Руслану Станчеву, когда можно будет говорить о снижении эпидемологической напряженности, а также о выплатах врачам и о том, как ведется работа с пациентами без коронавируса

За последние недели полторы, как мне кажется, ситуация с заболеваемостью коронавирусом стабилизировалось. Заболевших по-прежнему много — прирост по 250-300 человек в сутки, но за эти параметры мы практически не выходим, Можно ли говорить о том, что мы выходим на плато, и что все меняется в лучшую сторону?

Моя роль, наверное, состоит в том, чтобы до последнего сопротивляться оптимистичным оценкам происходящего. Тем не менее, мы видим, что по количеству новых случаев, тестов на верификации, даже по числу тяжелых больных ситуация действительно стала более стабильной. При этом плато, о котором мы говорим, должно сохраняться как минимум двух недель — только по истечении этого времени можно делать определенные выводы.

Пока можно говорить о том, что в целом по области ситуацию удалось взять под контроль. Есть проблемные территории, где введен карантин — например, Павлово и Дивеево. В Нижнем Новгороде начала расти заболеваемость в Автозаводском районе, но по каждому очагу, где у нас идет быстрый прирост, мы работаем усиленными темпами. Работают команды эпидемиологов, повышенное внимание уделяется медицинскому обслуживанию и тестированию граждан.

Коэффициент распространения инфекции в регионе несколько дней держится меньше единицы — это позволило снимать первые ограничения. Какие еще есть критерии?

По двум другим показателям, установленным Роспотребнадзором — свободному коечному фонду и охвату тестированием — мы были готовы снимать ограничения еще полторы недели назад. Много коек находится в резерве, в том числе в новом военном госпитале — изначально Минздрав России установил нам норматив в 2229 мест, затем мы дополнительно развернули еще более 2000 коек. Это делается для того, чтобы возможность лечиться в стационарах имело как можно больше пациентов — сейчас мы можем класть даже людей с поражением легких менее 25%. Кроме того, мы, конечно, рекомендуемся наблюдаться в больничных условиях людям с хроническими заболеваниями, которые входят в группу риска.

То, что у нас достаточно зарезервированных коек — это, конечно, хорошо. Но как быть с остальными пациентами — людям с онкологией, сердечно-сосудистыми заболеваниями, с теми, у кого были запланированы операции?

Вопрос непростой, потому что всю систему здравоохранения действительно пришлось направить на решение новой масштабной проблемы. По федеральным предписаниям все лечебные учреждения были вынуждены сократить объемы плановой медицинской помощи, в том числе плановой госпитализации. При этом неотложные виды помощи, к которым, например, относится химиотерапия, никто и нигде не отменял. Если есть жалобы, то вероятно, проблемы возникают на местах, и я разбираюсь с каждым таким обращением — в областном онкодиспансере для всех пациентов выстраивают персональную маршрутизацию, объясняют где и когда можно получить медицинскую помощь.

К сожалению, серьезная проблема состоит именно в том, чтобы наладить коммуникацию. Все, что требует предоставления услуги в срочном порядке должно быть выполнено без отговорок со стороны медицинских организаций

Кому жаловаться, если пациенту отказали?

В первую очередь, нужно обратиться за разъяснениями непосредственно в лечебное учреждение. Если там не дают четких инструкций, нужно обращаться в минздрав. До меня все эти обращения так или иначе доходят.

Есть еще одна острая тема, связанная с доплатами медработникам. Доведены ли деньги до персонала больниц, по какому принципу их начисляли, и чем закончилась нашумевшая история на подстанции скорой помощи в Сормовском районе?

По поводу выплат — мы обязаны перечислить деньги в соответствии с теми нормативными документами, которые были спущены нам из федерального центра. Это постановления правительства №415 и №484. Мы были обязаны выполнить гарантии в соответствии с теми формулировками, которые есть в этих документах — и мы их выполнили. Более того, мы никогда не рассматривали вариант оплаты по отработанным часам — оплата фиксируется посменно, и если у врача или бригады за смену был хотя бы один коронавирусный пациент, производились выплаты по 415-му постановлению.

Однако затем в течение нескольких дней по федеральным документами поступали все новые и новые разъяснения, которыми, по сути, перестраивалась вся правовая конструкция. Последние корректировки мы получили в воскресенье вечером, и тогда же были доначислены средства, поскольку понятие "фактически отработанное время" отменили.

Сейчас все выплаты посменные?

Выплаты в рамках 484-го постановления являются фиксированными. Персонал в стационарах и скорая помощь, который работал с пациентами с COVID-19 — а всех пациентов заносят в регистр — получит фиксированную сумму независимо от того, один такой пациент был за месяц или много.

На мой взгляд, такой подход тоже не совсем верный — получается, что врач-реаниматолог, который отработал две ставки в тяжелых условиях, получит ту же сумму, что и специалисты, которые видели пациента с COVID-19 всего один раз. Но мы по-прежнему работаем над системой выплат, пытаемся обеспечить дополнительное финансирование для тех, кто работает сверх нормы.

Деньги вы хотите выделить из бюджета области?

Не только, в этот план также пытаются погрузить средства федерального бюджета. Пока правовой основы нет, но, я думаю, в ближайшее время мы найдем решение.

Что все-таки с врачами скорой помощи в Сормове?

Я уже комментировал эту ситуацию в соцсетях. Было организовано закрытое совещание  руководства скорой помощи с сотрудниками подстанции — важно было пообщаться с коллективом. Кто-то в соцсетях и телеграм-каналах разослал информацию о том, что такое совещание состоится, пригласили СМИ, и в результате образовалась совершенно неуправляемая ситуация, которую руководство скорой не могло взять под контроль — в очень тесное помещение съехались бригады со всего города.

С одной стороны, я считаю, что люди вправе задавать вопросы, и руководство лечебных организаций должно на них отвечать. С другой стороны, такой стихийный формат общения привел к ненужным эмоциональным всплескам, и, на мой взгляд, это было организовано вовсе не теми людьми, которые планировали проводить совещание — поскольку я там был, то, пообщавшись со многими людьми, я понял, что там были и посторонние.

Я в соцсетях назвал это "провокацией", что, кстати, тоже было неправильно. Но я считаю, что нужно проанализировать, почему произошла такая ситуация. Я пока оставлю за рамками разговора  выводы, которые мы сделали — все рассудит время.

Я все-таки уточню — врачам в итоге заплатили деньги?

Все выплаты произведены, но есть нюансы. Мне даже сейчас звонят коллеги и спрашивают, почему у них удержали какой-то процент. Когда начинаем разбираться, выясняем, что у водителя были алименты, которые нужно заплатить с полученной суммы. То есть, каждый случай нужно разбирать отдельно, чем мы и занимаемся.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Реклама
Интервью
Реклама
Комментарии
Реклама
27 Октября 111