Культура и искусство

Роботы в спектаклях и цифровизация театра: как изменится древнее искусство в ближайшее время

Роботы в спектаклях и цифровизация театра: как изменится древнее искусство в ближайшее времяНижний Новгород. 1 января. НТА-Приволжье – Роботы в спектаклях и цифровизация театра: как изменится древнее искусство в ближайшее время.

Театр и роботы не так уж далеки друг от друга в контексте современной реальности, как может показаться. Дело в том, что роботы как культурный феномен появились с пьесой Карела Чапека "R.U.R.", описывающей конвейер, на котором умные машины собирают самих себя. Произведение было написано век назад - в 1920 году.

Театральный критик, доцент Школы-студии МХАТ Павел Руднев, приехавший в Центр театрального мастерства в Нижний Новгород для того, чтобы прочесть лекцию о драматургии Ивана Вырыпаева, убежден, что на подмостках российских театров, даже невероятно современных, роботов мы увидим еще не скоро. Ведь драматургия - это, прежде всего, конфликт живого с живым.

18115f7d47bc6d8a0b41d9551eccc446.jpg

"Вопрос в том, как не лишить театр человеческого участия. Театр — это все равно про человека, то, что вокруг фигуры артиста. Речь идет о том, как бы не потерять в этой формуле самое главное. Так, чтобы техника нас поразила и делала что-то на сцене самостоятельно — подобного я не видел. Но пьесы у драматургов на этот счет есть, например "Хуманитас Инжиниринг" Марии Зелинской", - рассказал эксперт.

Вышеупомянутая пьеса, к слову, посвящена созданию идеального партнера. По сюжету появляется компания, которая по запросам клиентов создает человекоподобных существ.

Цифровизация как еще один инструмент

Несмотря на то, что роботов на подмостках все ещё нет, там есть множество нововведений, которые благодаря цифровизации стали использоваться как средство воплощения режиссёрской и авторской задумки.

"Это явление пришло к нам около 20 лет назад в результате контакта с западным театром, в основном. Я бы говорил про философию этого явления. Очень часто консерваторам в театре кажется, что есть какое-то поветрие, мода, и все слепо этому следуют и просто всовывают видеоэкран в любой спектакль. Так на самом деле иногда бывает, это калька, копирование и попытка быть модными, не отставать от трендов. Но важно говорить о том, зачем это нужно театру", - объяснил Павел Руднев.

А нужно, по его убеждению, затем, чтобы художник с помощью театральных постановок изучал способ восприятия искусства, которое, начиная с XX века, становится своеобразной лабораторией для изучения восприятия.

"К примеру, я что-то показал на пальцах и вы моментально скроили какой-то образ. Каким образом движения моих рук вошли в ваш мозг и реализовались в виде образов? Вот, что интересует современное искусство", - заметил исследователь драматургии, добавив, что цифровизация далеко не единственное отличие нового театра от старого, однако она, безусловно, изменила то, что мы видим на сцене.

Что именно театр использует?

В качестве выразительных средств театр сейчас использует наушники, любые гаджеты и смартфоны, видеоэкраны и полиэкраны, а также видеосъемку онлайн, бинауральный звук (записи, сделаны с помощью специального микрофона, который имитирует человеческую голову).

14.jpg

Любопытно, что театральные режиссеры не гнушаются использованием в постановках и соцсетей, да и в принципе, по словам специалиста, задействуют все возможности Интернета.

"Всякий раз, когда это делает тонкий и деликатный режиссер — он, конечно, изучает восприятие зрителя. То есть технические средства нужные нам только для того, чтобы изучать и измерять наше восприятие, которое резко поменялось с обретением нами этих технологий. В этой связи всякие технические средства — это изучение нас самих. Так, мобильный телефон, смартфон — это продолжение моего сознания. Он не был бы таковым, если бы он не продолжал структуру моего сознания", - рассказал Павел Руднев.

С такой обычной вещью как наушники, подметил критик, появились новые каналы восприятия и театр их тоже активно использует. К примеру, человек находится в комнате со своей звуковой атмосферой и сидит в одном наушнике. Он слышит внешний звук и звук внутренний и это не сводит его с ума, не вызывает дискомфорта, ведь технические средства приучили нас к тому, чтобы в наше сознание входили разные источники информации.

917a52d8bce6f28c6a4b2a086707964c.jpg

Сейчас в театре часто бывает, что артист, исполняющий какой-то танец или совершающий какие-то действия, например в "театре предмета", слышит музыку в своих наушниках, но мы ее не слышим. То есть он преображает звук, который находится только в его голове, в какие-то действия с предметами. Мы видим безмолвное движение, а на самом деле музыка есть. Некая двойственность пространства наблюдается и когда театр использует видеоэкран на сцене - одновременно мы видим артиста живого и в увеличенной копии его видеоизображение. Одна из задач театра в данном случае - ответить на вопрос о том, как меняется восприятие человека, когда некая реальность перед ним и одновременно она же "в телевизоре".

Павел Руднев заметил, что довольно часто использование видеоэкранов в современом театре говорит о медиатерроре - о бесконечных визуальных образах от которых не скрыться.

"Мы не можем выйти на улицы города и оторваться от необходимости реагировать на эти раздражители. Это значит, что я о себе не могу подумать. Массовая культура в этом смысле бесконечно навязчива. Я не хочу слышать новую песню Стаса Михайлова, но я все равно с неизбежностью ее услышу из маршруток и киосков. Об этом тоже идет речь в театре", - пояснил Павел Руднев

Современные технологии и пьесы

Следует заметить, что уже на этапе создания пьесы драматурги используют в своих сценариях современные технологии как приметы времени или даже как ключевой элемент завязки сюжета. Так, есть очень известная пьеса "Горка" современного автора Алексея Житковского, которую ставили как минимум в 30 театрах страны.

"Это пьеса про воспитательницу детского сада, и одна из частей спектакля — переписка в Вайбере, которая оформляется на экране. Родители общаются по поводу своих детей, решают какие подарки купить им на Новый год. Их переписка — уже готовая пьеса: есть реплики, есть, кто говорит и есть, что говорит. Но оказывается, что это только иллюзия диалога и каждый общается лишь по поводу самого себя. У каждого из участников диалога — монолог. И становится все понятно про иллюзию коммуникации и общения в современном обществе. Технические средства дают нам бесконечные средства для общения, но очень часто они используются не по назначению. Это ужасно комедийно и в театре в этот момент все смеются", - рассказал Павел Руднев.

По его словам, есть ещё одна технология, которую театр позаимствовал у современного мира - система случайных чисел. Так, существует несколько спектаклей, где последовательность сцен рождается через механизмы рандомайзера. Дело в том, что в любом смартфоне есть функция перемешивания аудиозаписей и мы можем послушать симфонию и альбом не в той последовательности, в которой он записан. То есть любая последовательность порождает в нас новые эмоциональные связи. Для театра это ещё один любопытный ход, когда сцены спектакля чередуются в случайном порядке.

Спектакли без артистов

Цифровизация также позволила создавать спектакли без артистов, или постановки, где артисты — это зрители. К примеру, заметил Павел Руднев, в Санкт-Петербурге есть спектакль "Город-герой" (Александринский театр), где по системе случайных чисел публике на смартфоны приходят куски из дневников людей, переживших блокаду. И зрители в темноте, подсвеченные лишь смартфонами, читают эти фрагменты и как бы присваивают их себе.

27b1b8fd16bd4dff72246805c16b4422.jpg

"Это послание, которое приходит к тебе, в твою индивидуальную память. Это очень сильно. Там нет артистов, но это не помеха. Тебе приходит письмо из прошлого и ты оказываешься за него ответственным", - поделился впечатлениями собеседник агентства.

Кроме того, швейцарским проектом "Римини Протокол" был создан спектакль, авторы которого побеседовали с людьми, которые вот-вот умрут. И эти люди оставили им какие-то воспоминания - кто-то на аудио, кто-то в виде текста, кто-то в виде предметов быта. Спектакль назывался "Комната без людей". Во время действия зрители ходят по различным комнатам, где есть эти воспоминания - отголоски людей, которых уже нет в живых.

"Но я не могу сказать, что там нет человека", - резюмировал Павел Руднев.

Наталья Денисова

Все новости раздела «Культура и искусство»

Аналитика
Интервью
Комментарии
13 Августа