Реклама
Интервью

"Практически все современные драматурги — это провинциалы"

Источник фото: GEO.PRO

Театральный критик, доцент Школы-студии МХАТ Павел Руднев приехал в Центр театрального мастерства в Нижний Новгород для того, чтобы прочесть лекцию о драматургии Ивана Вырыпаева, спектакль по пьесе которого "Солнечная линия" был поставлен в ЦТМ режиссером Никитой Бетехтиным в сентябре нынешнего года. Мы поговорили в Павлом Рудневым о перспективах современных альтернативных театров, новых авторах и провинции как исчезнущем ограничителе для региональных драматургов.

Как Вы сейчас оцениваете развитие региональных театров? Понятно, что Интернет всех сплотил и стер границу между столицей и регионами. Сейчас столичный театр равен региональному? И если нет- почему?

Он не равен только по одному критерию — по финансовой обеспеченности. Все остальное равно. Сейчас региональная культура, провинциальная культура, она автономна. То есть никто не ждет какой-то команды из Москвы, никто не повторяет московские афиши, московские тренды. Люди пытаются сделать в своей локации что-то уникальное и автономное, сепаратное, использовать какие-то свои, изобретенные здесь и сейчас приемы.

Я постоянно езжу, у меня четыре командировки в месяц, за год я всю страну объезжаю, и во всех регионах я вижу, как это здорово и как это обеспечено зрительским интересом. Я не очень много знаю про Центр театрального мастерства в Нижнем Новгороде, только знакомлюсь с ним, но думаю, что все очень закономерно. Я могу совершенно ответственно об этом говорить, я это знаю и видел – все государственные театры Нижнего Новгорода и очень давно не занимаются молодежью, ни один из театров. Никто из них не занимается зрителями 20-летними, и, думаю, что даже 30-летними. Очевидно, что появляется организация частного порядка, которая начинает работать для этого потерянного сегмента, предлагать то, что абсолютно невозможно на других сценах.

Почти везде такие центры существуют как конфедерации. Есть открытые двери, и как только появляются любые возможности что-то делать — сразу появляется большое количество творческих сил, которые эти двери наполняют. И если еще пять лет назад частному театру было очень тяжело выживать, потому что силы не равны с любым государственным, и никто не поможет, то последние года три-четыре становится понятно, что в городах-миллионниках частники стали даже не просто в ноль свои бюджеты сводить, но научились чуть-чуть зарабатывать. Такие театры стали рентабельными.

Но всегда есть страх "обрушиться". Любая частная культура для чиновников вообще не культура. И никто не позволит частной культурной организации платить за аренду и за коммуналку меньше, чем магазину. А театр никогда не сможет зарабатывать столько, сколько магазин или банк. В этих условиях, к сожалению, приходится выживать, хотя люди занимаются серьезным делом.

Вы сказали, что аудитория таких театров — молодежь. Но интересны ли они зрителям старшего поколения? Как подобным центрам донести до публики, что театр — это не только постановки о XVIII веке, что театр может быть современным?

Я думаю, что лучше всего это делает сарафанное радио и разочарованность в государственном театре. Даже любопытство банальное. Донести можно и художественными средствами — созданием очень разнопланового и разнообразного материала. Я уверен, что один из самых эффективных способов привлечь нового зрителя — это постановка новой литературы, которая невозможна на сцене государственного театра, какой-то особой литературы, которая привлечет людей, обычно не посещающих это заведение. То есть люди придут на само явление.

К примеру, мало кто в России ставит тексты жанра фэнтези в театре. Аудитория театра — это многотысячная аудитория, а аудитория жанра — многомиллионная. Переманить толкиенистов или поклонников Терри Пратчетта в театр мало кто догадался, а это, между прочим, прямое дело. Уверен, что эти категории населения в театр никогда не ходят. Здесь для них ничего нет. Но можно их переманивать, попытаться поработать с какими-то фанатскими группами.

Многие театры, например, ставят спектакли про рок-феномены. Так, я недавно был в Перми на спектакле памяти Егора Летова («Летят качели» в театре «Новая драма»). Большое количество людей пришло, которые никогда в театре не были, и они пришли потому, что для них это какое-то важное имя. Это было очень здорово, потому что они поняли, что театр может говорить не только языком Чехова и Тургенева. Это тоже победа.

Сейчас у драматургов появился некий социальный лифт. Они, условно говоря, живя в какой-нибудь деревне, могут отправлять пьесы на различные фестивали и получить какой-то шанс, какую-то возможность. Есть ли сейчас в нашей стране новые драматурги из регионов? Какая сейчас тенденция в этой области?

Это история не последних лет. Это происходит уже лет 20. Например, представитель первой волны драматургии 1990-х Василий Сигарев жил в городе Верхняя Салда Свердловской области, в котором никогда не было театра. Это драматург, который первый раз пришел в театр на постановку своей десятой пьесы.

С середины 1990-х таких драматургов бесчисленное количество. Практически все современные драматурги — это провинциалы, в том числе Иван Вырыпаев, про которого я приехал в Нижний Новгород читать лекцию. Сейчас очень много молодых белорусских драматургов, которые не реализованы в местных театрах, а реализованы в значительной степени в России.

Проблема важная только одна — довольно сложно стать драматургом, если ты не видишь современного театра. У Василия Сигарева это получилось, у других может не выйти. Проблема еще в возможностях образования для драматургов в малых городах, но у тех, кто способен самообразовываться — все хорошо.

На Ваш взгляд, каковы перспективы развития региональных театров в России? Это будет некая конкуренция между государственными и частными театрами? Наблюдается ли она сейчас и кто в итоге победит? Что делать зрителю в такой ситуации?

Зрителю нужно искать свой театр. Не замыкаться и не доверять никаким авторитетам и рейтингам, а точно так же, как мы ищем новый мобильный телефон или холодильник и выбираем его из бесконечного ассортимента, не считая это зазорным, искать собственный театр. Сейчас театр очень разнообразный, особенно в городах больших. Здесь не получилось, здесь плохо — пойдите в другой театр, возможно, там будет интересно. Театр настолько разноплановый, что всегда можно найти свой ракурс. Не нашли в городе — найдите в Интернете и требуйте такого театра у себя в городе.

Условия же для конкуренции государственных и частных театров пока не равные. Оказывается, что частные театры не имеют возможности для социальной рекламы, которая бесплатна для гостеатров, не имеют возможности для всяких указателей и полиграфии, билбордов, которые делает город. Частному театру все это недоступно, очень часто государственные инициативы не дают никаких денег частным театрам, потому что не понимают, как это сделать, у них нет статей расходов. Они, может, и хотят помочь, но как это сделать фактически законным — они не понимают. В этом смысле паритететных условий не будет никогда, хотя для нормального развития театра это необходимо.

СПРАВКА:

Павел Руднев (родился в 1976 году в Химках) – театральный критик. Кандидат искусствоведения. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа (1998), курс Натальи Крымовой. Доцент Школы-студии МХАТ, Высшей школы деятелей сценического искусства Г. Дадамяна, Высшей театральной школы К. Райкина. Помощник ректора Школы-студии МХАТ по спецпроектам. Театроведческая специализация – современная драматургия и новый театр в России. Занимается проектной деятельностью, в том числе в различных городах России и Европы. Член редколлегии журнала "Современная драматургия". Ведет курсы по театральной критике и театру XX-XXI веков. Более тысячи статей. Переводчик пьес. Книги: "Театральные взгляды Василия Розанова", "Драма памяти. Очерки российской драматургии от 1950-х до наших дней" и другие. 

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Реклама
Интервью
Реклама
Комментарии
Реклама
24 Февраля 111