Интервью

"Сейчас получается замороженное искусство"

"Сейчас получается замороженное искусство"

Директор нижегородского академического театра драмы имени Горького Борис Кайнов рассказал в программе "Герои Волги" о том, как театр выживает в эпоху пандемии коронавируса.

- Драма сейчас существует дома, в условиях самоизоляции. Расскажите, был ли у вас какой-то опыт дистанционных, виртуальных проектов до того, как это все началось?

- Он был, но небольшой и не в таком объеме, как сейчас мы существуем. Все происходит виртуально: даже вручение премий нашим актерам. А самое главное – это работа, которую ведут наши актеры, чтобы не потерять связь со зрителем. Мы предлагаем много разных программ: и для детей, и для взрослых. Все, что может делать драматический актер, он воплощает через маленький глазок на подручном средстве, и мы выдаем это в эфир. Помимо этого, мы показываем наши архивные спектакли, у нас сейчас богатая коллекция, накопленная с 2003 года. Мы начали записывать спектакли, когда я стал директором театра. Правда, мы их не рассчитывали на широкий показ. У нас есть пять спектаклей, записанных профессионально на канале "Культура РФ" с пяти камер. И вот 27 марта состоялся показ спектакля "Господа Головлевы" - посмотрели 130 тысяч человек. У нас сейчас идет большой охват аудитории и во всех соцсетях, у нас есть свои платформы. Мы с удовольствием выставляем все работы. И актер там еще и режиссер, осветитель, оператор и звуковик.

- А самим актерам это нравится?

- Не думаю, чтобы это совсем нравилось, потому что все равно это другой формат работы актера. Актер привык работать с глазу на глаз, когда он общается со зрителем, когда зал дышит и реагирует на его реплики. Это совершенно другое. А сейчас получается замороженное искусство. И мы, конечно, ждем, что нам разрешат в скором времени выйти на сцену. Все планы сдвинулись по выпуску спектаклей, по гастролям, по фестивалям. Но пока сейчас все в подвешенном состоянии, приходится на ходу менять и планы, и реализовывать их в новом формате.

- Много лайков набирают ваши спектакли в соцсетях?

- Мы сдаем отчеты в министерство культуры, где подсчитано количество лайков, просмотров, комментариев. Отдача есть, отзывы пишут и на наш сайт, и на почту. Я благодарен, что мы работаем в этом режиме для наших зрителей. В прошлом году в нашем театре их было 136 тысяч – это очень приятно, и расставаться с ними мы не хотим. Даже в этом неудобном для нас формате мы хотим их радовать.

- Возможно ли, что после того, как закончится пандемия и вы выйдете на сцену, онлайн-форматы останутся?

- Думаю, что какой-то небольшой формат сохранится. Хотя у нас соцсети всегда обновляются. В таком объеме, как сейчас (в неделю по 7-8 проектов), не будет. Но некоторые вещи мы сохраним. Литературные субботники, например, или поэтическую пятницу. Думаю, это все уже будет делаться более профессионально. Мы будем иметь возможность провести профессиональную съемку, сделать качественный материал и представить его зрителю.

- Оказывается, в 2011 году у нас была на государственном уровне утверждена концепция развития региональных театров. Она как раз рассчитана до 2020 года. Была ли она реализована применительно к вашему театру?

- В эту программу мы не вошли. Но я рад за наших коллег – ТЮЗ и Театр кукол, – которые туда попали. Думаю, когда это все закончится, программа будет продолжена. И есть возможность и нашему театру в ней поучаствовать, получить гранты на развитие.

- Есть сейчас необходимость в таких крупных финансовых вливаниях?

- Конечно. За два с половиной месяца у нас были большие потери как раз в финансовом плане. Хотя актеры и получают зарплату – но не ту, которая была до пандемии. Тем не менее ощущается нехватка денег, которые были направлены на новые постановки, содержание здания, коммунальные услуги. Мы не можем поднять стоимость билетов – особенно сейчас. Поэтому мы надеемся на то, что постепенно как-то зритель вернется к нам в зал не в том шахматном порядке, который нам предлагают. Сейчас в министерстве культуры разрабатывается план постепенного открытия театров. И я думаю, что это случится. Да, в первое время будем испытывать неудобство и нехватку зрителей, но радовать будем всех.

- Понятно, что сезон 2020 года был скомканным. Но сейчас вы уже наверняка строите планы на лето, начало следующего сезона. Что будет?

- Планировать пока еще не приходится, потому что лето вот буквально начинается. Летом ни о каких гастролях речи не идет, это могут быть только если репетиции. Один спектакль мы уже выпустили – "Доктор Живаго". И хотели 18 марта показать его зрителям, но как раз за день до этого нам объявили карантин. Этот спектакль готов. В работе был еще один, запланированный на май. Он будет премьерой в начале сезона.

- Сейчас ведь много возникает альтернативных, молодежных театров. И, безусловно, это хорошо, что они появляются. А вот с позиции классического, академического театра – как вы на них смотрите? Это конкуренты? Или, может быть, кузница кадров?

- Я нормально отношусь к таким театрам. Абсолютно не считаю это конкуренцией. Я за то, чтобы театров было больше, и у зрителей был большой выбор, куда сходить. Ведь к нам ходят не развлекаться, хотя есть и спектакли-шоу.

- А для чего люди должны ходить в театр?

- Я думаю, в первую очередь, чтобы духовно развиться и получить что-то внутри, задуматься. Театр ставит вопросы, но не дает на них ответов во время спектаклей. Зритель находит их сам в себе. И я думаю, именно это привлекает людей ходить в театры. Есть и развлекательные спектакли, на них тоже ходит определенная категория людей. И благодаря этим сборам мы выпускаем спектакли, которые преобладают в репертуаре – это классика. А молодежные театры, я думаю, все равно свою нишу нашли, нашли своего зрителя. Там новая форма существования.

- К вам и, например, в ЦТМ ходит одинаковый зритель или все же нет?

- Еще несколько лет назад я обнаружил, что ни в оперном театре, ни в ТЮЗе тех зрителей, которые входят в здание Академического театра на Покровке, не было и нет. У всех свой зритель: в комедии он один, в ТЮЗе – другой, в оперном – третий, а у нас совершенно другой. Чем больше будет новых театров, тем лучше для зрителя: он сможет найти то, что ему будет по душе.

- Такие театры часто стирают границы между актером и зрителем, призывают людей принимать участие в обсуждениях. Это нужно?

- А почему бы и нет? Если у них такая форма существования. У нас тоже бывает такое, что актеры играют в зрительном зале. Это ведь не запрещенный прием. Он давно известен.

- Часто ли вы ходите в театр как зритель? И насколько вы пристрастный зритель? Смотрите и сравниваете, как сыграли бы ваши актеры? Или удается отключаться от мыслей?

- Очень редко удается, но премьеры наших нижегородских театров я, естественно, смотрю. Отключаться приходится иногда, когда вижу совершенно другой жанр – оперу или балет, например, а не драматический. А вот когда смотришь драматические спектакли, все равно ловишь себя на мысли, что наши актеры сыграли бы по-другому. Я очень привередливый зритель. И предпочтения отдаю все равно той труппе, которая существует в нашем театре.

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Комментарии
30 Сентября